Алексей бегак родители

Алексей Бегак

Фото Все

Видео Все

Алексей Бегак о конференции “Общество всех возрастов”

Правила жизни. Фанни Ардан. Эфир от 20.02.18 / Телеканал Культура

Алексей Бегак — биография

Алексей Бегак – российский художник, дизайнер и фотограф, получивший широкую известность в качестве телеведущего.

Алексей с детства был близко знаком с искусством – его родители танцевали балет в Большом театре, но сын не перенял их увлечения, занявшись вместо этого живописью.
В 1978 году Бегак окончил художественную школу и поступил в Московский государственный художественный институт им. Сурикова.

Картины и иллюстрации книг

Отучившись, стал работать иллюстратором и дизайнером книг в издательствах Москвы. Он оформил в числе прочих книги о Хэмингуэе, Пастернаке и Конан Дойле.

В 1992-м Алексей оставил книги и вернулся к живописи. Его картины выставлялись в нескольких известных галереях Москвы и даже в Нью-Йорке. В период до 2011 года Бегак создал около сотни картин, которые разошлись по корпоративным и частным коллекциям как в России, так и за рубежом.

Алексей около года жил в Лондоне, благодаря чему увлекся дизайном интерьеров. Сначала он попрактиковался на своем доме и показал его друзьям, а позже стал востребован и в широких кругах как дизайнер и архитектор. Его авторству (совместно с партнером Дарьей Семеновой) принадлежат несколько десятков частных домов Москвы и Петербурга, а также три дома в Финляндии и элитный жилой комплекс в Подмосковье.

Ведущий передач

Следующей ступенью профессионального пути Алексея стало телевидение. По его собственному признанию, на телеэкран Бегак попал с помощью сына. Компания, в которой он работал, производила шоу «С новым домом!», и у нее возникла проблема с поиском ведущего.

Так в 2011 году Алексей стал ведущим на канале «Россия 1». Передача «С новым домом!» была призвана помочь героям и зрителям по-новому взглянуть на свое жилье и сделать его более комфортным. На этом же канале он вел шоу «1000 мелочей», в котором описывал различные полезные устройства, помогающие сделать повседневную жизнь удобнее и проще.

В 2014 году Бегак начал работу в программе «Правила жизни» на канале «Россия К» (бывшая «Культура»). В студии Алексей вместе с гостями рассуждал о традициях и привычках, которыми наполнена наша жизнь. В ходе беседы участники сообщали зрителям о том, как менялись в течение эпох представления о красивом и ужасном, что отличает современного человека от людей прежних столетий и далее в этом роде.
Еще один проект, в котором он выступил соведущим с хореографом Аллой Сигаловой на «России К», называется «Большая опера». Название говорит за себя: участники должны были показать свои вокальные данные, умение держаться на сцене и перевоплощаться в выбранного персонажа.

С осени 2017-го Бегак ведет российскую адаптацию шоу ВВС «Гений», оно тоже идет на «Россия К». В 2018 году стартовал второй сезон. В Британии это телешоу смотрят уже более 45 лет.

Личная жизнь

Личную жизнь Алексей старательно скрывает, не отвечая на вопросы журналистов. До сих пор никто не знает, женат ли он. Известно, что есть сын Филипп, который привел его на телевидение.

Алексей Бегак ведет личный сайт:alexeybegak.ru, где можно увидеть его картины, интерьеры и фотографии.

Передачи

  • С новым домом! (2011)
  • 1000 мелочей (2011)
  • Правила жизни (2014)
  • Большая опера, 3 сезон (2014)
  • Гений (2017)
  • Дежурный по стране (2018)

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter .

Личная жизнь знаменитостей.

Интересные факты из жизни звезд

  • Главная
  • /
  • Блог
  • /
  • Алексей Бегак: личная жизнь

Алексей Бегак: личная жизнь

Личная жизнь Алексея Бегака покрыта тайной – не так давно ставший популярным телеведущим, он умело уходит от вопросов, касающихся его семейного положения. Но все, что связано с его ранней биографией известно достаточно хорошо. Он вырос в творческой семье – родители Алексея были артистами балета, передавшими сыну любовь ко всему прекрасному. То, что он станет художником, Алексей Бегак решил еще в раннем возрасте, и потом целенаправленно шел к этой цели. Среднее образование он получил не в обычной, а в Московской Средней Художественной, окончив которую, поступил в Московский государственный Художественный институт им. Сурикова.

Карьера Алексея началась с работы художником-дизайнером и оформителем в различных книжных издательствах столицы, но его всегда тянуло заниматься живописью, и после 1991 года он, наконец, занялся любимым делом. Начиная с того времени и до сегодняшнего дня Алексей Бегак написал сотни картин, многие из которых выставлялись в известных российских и иностранных галереях и находятся в корпоративных и частных коллекциях многих стран мира. В личной жизни Алексея Бегака был период, когда он жил в Лондоне, и там еще одним его серьезным увлечением стал дизайн интерьеров.

Первые опыты обустройства жилых помещений он проводил на собственном подмосковном доме, ставшем своеобразной рекламой его деятельности. Со временем об Алексее Бегаке заговорили, как о талантливом дизайнере, и он обзавелся собственными клиентами, для которых делал проекты домов и апартаментов не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и за рубежом. В Финляндии, например, он спроектировал и обустроил три частных дома, а в Подмосковье вместе с партнерами Алексей Бегак реализовал крупный проект элитного поселка.

Потом ему удалось попасть на телевидение, где Алексей Бегак стал вести передачу «С новым домом», а позже «1000 мелочей», «Правила жизни» на канале «Культура». Стать телеведущим Алексею помог сын, работающий в компании «МБ групп», создающей программу «С новым домом». Получив приглашение, Алексей сначала засомневался, но потом решил попробовать. Работу на телевидении Бегак не считает стабильной – иногда ему хочется все бросить и уйти, но после какого-нибудь положительного отзыва настроение меняется, и он вновь решает продолжить. Профессия ведущего, по мнению Бегака, требует молниеносной реакции, и этим она интересна.

С этой знаменитостью часто ищут:

  1. Алексей Комашко: личная жизньВ детстве он любил играть с друзьями в киносъемки.
  2. Алексей Баталов: личная жизньНе смог найти себя в современном кинематографе.
  3. Алексей Чумаков: личная жизньСвои чувства он проверил временем.

11 Комментариев

Мне очень нравится эта передача, всегда жду ее. Сотрудники нашего института, после моих хвалебных отзывов. начали тоже смотреть. Передача короткая, но очень насыщенная многими интересными фактами жизнь. Огромное спасибо Алексею.

Алексей Бегак очень образованный и талантливый человек. Если бы такие как он встречались почаще, мир, и в частности Россия, стали гораздо светлее и чище.

Всегда интересно, когда перед тобой не профессиональный ведущий, а ведущий-профессионал. Слов не много и все по делу. Приятно смотреть и слушать. Удачи, Алексей на новом для Вас, поприще.

Алексей Бегак очень обаятельный, интеллигентный и талантливый. На него приятно смотреть и интересно слушать. Замечательный мужчина! )) СПАСИБО ему!

Очень приятное впечатление от ведущего Алексея Бегак в программе “Правила жизни”. БРАВО.

Передачу стала смотреть недавно, но очень заинтересовалась благодаря ведущему Алексею Бегаку. Очень нравится его манера ведения передачи и интересные собеседники. Передача короткая, но очень познавательная. Спасибо.

В передаче “Правила жизни”, на мой взгляд, самое интересное — мы узнаем много интересных людей, наших современников, соотечественников.

И какое же отчество у вашего кумира ?

Доброго Нового года.
Очень интересно подобран формат программы “Правила жизни”.Начала смотреть после восхищенных отзывов сестры.Так как уже лет 9 как отказались от телевизора, а тут такая подача! Очень нравится ведущий, интересные гости. Я просто в восторге!
Эта передача -настоящее открытие для меня и соответствует миссии канала-нести культуру в массы.
Огромная благодарность Алексею !

Талантлив, обаятелен, скромен. Таких на телевидении мало. И настоящий мужчина.

Алексей Бегак: семья (жена, дети). Личная жизнь. Фото

Известный телеведущий популярной передачи «С новым домом!», «1000 мелочей» и «Правила жизни», Алексей Бегак по образованию художник. Благодаря своему обаянию и потрясающей харизме, дизайнер понравился зрителям, поэтому его программы пользуются популярностью и у нас в стране, и за рубежом. О своей личной жизни он говорить не любит. Однако известно, что бывшая жена Алексея Бегака — Дарья Юлиановна Семенова, художница, дочь одного из самых популярных советских писателей.

Жена Алексея Бегака

Первый брак Дарья Семенова (род. 12.06.1958) заключила, будучи студенткой университета, однако молодая семья вскоре распалась. Когда Даша вместе с родителями жила на Суворовском бульваре, то нередко выходила на балкон покурить. Однажды, во время такого перекура, она впервые увидела Алексея Бегака (род. 10.03.1960). Его Жигули стали ежедневно дежурить под ее окном, а сам парень одаривал Дашу знаками внимания. Это польстило молодой девушке, и мимолетное знакомство постепенно переросло в серьезные взаимоотношения.

На фото: Дарья Семенова

В 1987 г. у Алексея и Дарьи родился сын, которого назвали Максимом. А уже в 1991 г. они всей семьей едут в Англию. Там, в галерее Дэвида Харрингтона (г. Лондон) состоялась её необычная выставка. Картины Дарьи Семеновой имели большой успех и были распроданы в течение недели. Дэвид помог жене Алексея Бегака оформить визу свободного художника, и она с семьей около года жила на севере Лондона. Картины художница передавала Харрингтону, а он помогал их реализовать. Спустя девять месяцев, семья возвратилась в столицу.

Сейчас в поле ее зрения камни. Дарья видит не только их природную красоту, но и силу, глубину, индивидуальность. Камни — это шедевры природы, которые художница по-своему — многогранно, представила в цикле работ «Роман с камнем». На фото прекрасно видно, как Дарья Семенова сумела трансформировать природу камня, отображая её на холсте.

Картина Дарьи Семеновой «Крылья»

Личная жизнь Алексея Бегака, дети

В 1993 году родился второй сын Дарьи и Алексея — Филипп Бегак. В деревне Дарьино супруги построили красивый дом, в котором было предусмотрено место для отдыха и развития детей, а также гостевые апартаменты. Друзьям настолько понравилась их совместная работа, что они заказали такой же оригинальный проект и для себя. Так, благодаря заботе о детях, Алексей Бегак и его супруга открыли в себе талант дизайнеров и осуществили более двадцати дизайнерских проектов, в том числе и оформление студии ВГРК.

Дом Алексея Бегака, построенный по собственному проекту

Их старший сын часто возвращался домой только под утро, но однажды, утром 2011 года позвонил его друг и сообщил о том, что Максима не стало. После этого окончилась и совместная жизнь двух творческих людей. Инициатором развода, спустя двадцать пять лет супружеской жизни, стала Дарья Юлиановна. Всем родным и близким было понятно, что личная жизнь Алексея Бегака и Дарьи рассыпалась на мелкие осколки, так как в семье нет главного — тепла семейного очага. Пережив гибель старшего сына, Алексей и Дарья благодарят судьбу, что в аварии уцелел младший.

Сын Алексея Бегака – Филипп

Филипп радует родителей. Сейчас он бизнесмен, владелец 200 га земли в районе Брянской области. Не так давно у Филиппа родилась дочь — красавица Василиса. Для дедушки и бабушки это стало знаменательным событием. До этого Филипп Бегак был успешным менеджером на телевидении, однако предпочел завершить свою медийную карьеру. Семья и бизнес требуют постоянного его участия. Именно тогда Филипп пригласил отца на телевидение, после чего Алексей стал популярным телеведущим.

Ранее глава семейства работал художником-оформителем, дизайнером. Его картины представлены в московских галереях, а также на выставке в Нью-Йорке. До 2011 г. художник написал около 100 картин, которые находятся в частных коллекциях России и за ее пределами.

Картина Алексея Бегака «Дом на холме»

Сейчас Алексей Бегак выступает в роли телеведущего, помогая людям увидеть новые возможности строительного дизайна, чтобы превратить свой дом в комфортное жилье. Благо, предыдущий опыт дизайнера позволяет это сделать быстро и грамотно. Кроме работы на телевидении, Алексей Бегак увлекся художественной фотографией, открывая людям невиданные грани того, что уже давно знакомо.

Алексей бегак родители

– Алексей, ваши родители – артисты балета. Детство человека, фактически выросшего за кулисами, всегда кажется особенным…
– Если бы у меня было ещё одно детство, другое, то я мог бы сравнивать. Но детство у меня было одно, и оно не казалось мне особенным.

– А как же богемная среда, ночные посиделки, разговоры о высоком под хороший коньяк?
– Советским артистам балета было не до этого – они зарабатывали как могли. Репетиции, выступления, концерты, гастроли… Я часто бывал с родителями в театре – меня банально было не с кем оставить. Это не казалось чем-то особенным. Просто сидел в коридоре или где-нибудь в гримёрке и рисовал балерин.

Читайте также:  Куда переселят дом по адресу проспект вернадского 77

– То есть рисовали вы с раннего детства?
– Да, и мой папа развивал во мне эту способность, за что я ему очень благодарен. Из заграничных командировок родители привозили мне книги по искусству, которых в СССР просто не было. Именно из них я узнал, что такое кубизм, абстракционизм, сюрреализм и так далее. Но, признаться, я плохо помню раннее детство – так, отдельными вспышками…

– Вы хорошо знаете своё генеалогическое древо?
– К сожалению, не очень. До прадедушек-прабабушек. Мой дед по папиной линии, Евгений Александрович Бегак, – представитель одесской интеллигенции. Он работал в театре с Таировым, был очень эрудированным человеком. Его жена, моя бабушка, – из Санкт-Петербурга. Она танцевала, но потом родила детей и посвятила себя семье. Мамин отец Григорий Левитин – сын моей прабабушки Ольги Исааковны. Если не ошибаюсь, она родила восьмерых детей, но Григорий был особенным, не похожим на других. Он и ушёл раньше всех – мотоциклы, гонки. Словом, бесшабашный был человек. В его жизни имели место серьёзные аварии, после которых деда фактически по кускам собирали. И есть все основания полагать, что эти аварии были подстроены. Точно сказать не могу, но в моём детстве ходили такие разговоры.

– То есть людей ваших профессий – дизайнеров, архитекторов, телеведущих, художников – в роду не было?
– Если говорить о людях творческих профессий, то мой двоюродный дедушка, Борис Бегак, писал детские книжки. Но я его никогда не видел и книг его не читал. У нас вообще не очень сплочённая семья, родственные связи никогда не были важной частью нашей культуры. Кровь особого значения не имела. Я даже своих бабушек и дедушек называл на «вы». Сейчас жалею об этом, но как случилось – так случилось.

– Вы ведь и сами уже полтора года как дед.
– Да, но дед скорее номинальный. Вероятно, наша с Василисой Филипповной семейная история ещё впереди. Недавно моя мама сказала: «Может так случиться, что через какое-то время внучка Василиса станет тебе настоящим другом». Я задумался и понял, что мама права. Я могу дать внучке интересную жизнь – читать с ней, рисовать, путешествовать, говорить обо всём на свете, выпивать и закусывать. Не сейчас, конечно, а позже, когда я ещё смогу выпивать, а она – уже сможет. Если мы с ней успеем это наладить, будет здорово.

– А отцовские чувства в вас сразу проснулись? Вы очень ждали сыновей?
– Мне было двадцать семь, когда родился первый сын. Конечно, я обрадовался, но сказать, что мечтал стать отцом, не могу. Просто не знал, что это такое. Потом родился второй, Филипп. Старший сын погиб, и теперь Филипп – главный человек в моей жизни, сердце замирает при любой мысли о нём. Но это – сейчас.

– Не могу понять: вы – человек прошлого, настоящего или будущего?
– Очень непростой вопрос. Я не умею испытывать счастье в данный конкретный момент. В основном я думаю о том, что случится в ближайшем будущем. Планирую всякую ерунду, беспокоюсь о ней. Я начал задумываться об этом несколько лет назад и пришёл к выводу, что главное – это всё-таки то, что происходит сейчас. Теперь пытаюсь учиться наслаждаться моментом.

– Телевидение – это и есть момент, только запечатлённый. Вас ведь Филипп на телевидение привёл?
– Да, он работал в телевизионной компании, которая сейчас по заказу телеканала «Культура» выпускает программу «Правила жизни». Сын пришёл на работу семнадцатилетним парнем и быстро вырос. Филипп очень талантливый – я вообще не понимаю, как он у нас такой получился. Конечно, в нём есть и мои черты, и черты его мамы, и что-то от предков. Но он словно отбросил всю шелуху и оставил только лучшее. Он цельный, в нём нет никаких надломов.

– И жизнь его тоже складывается легко?
– Отнюдь. Кроме долгих лет совсем не простой нашей с женой истории, в эпицентре которой ему пришлось находиться, он два года жизни провёл в горизонтальном положении после аварии на мотоцикле, перенёс пять сложнейших операций. И это всё – в восемнадцать лет! Два года лежал и выращивал новые кости, мышцы и связки.

– Сейчас всё хорошо?
– Филипп уже три года как ходит, прихрамывая, но время от времени всё равно приходится что-то чинить. Разумеется, после случившегося он закрыл для себя тему мотоциклов.

– А какую открыл?
– Едва Филипп снова стал ходить, он начал строить в Брянской области сельскохозяйственную ферму. Начал с кур, так как думал, будто это самое простое. Но оказалось, что куры – это самое сложное, потому что когда их больше ста, они начинают дохнуть от всяких болезней. В общем, с курами пока не получилось, и теперь Филипп увеличивает поголовье коз, свиней и овец. Особой прибыли это не приносит, но он пока держится. Кроме того, сейчас запускает социально значимый проект, направленный на адаптацию и интеграцию трудовых мигрантов.

– Вам нравится эта идея?
– Конечно. Мне не хочется, чтобы он ездил за четыреста километров и возился в навозе. Не то чтобы я не уважаю фермерское дело, это очень достойное занятие. Но требует много сил и вливаний, а выхлоп от этого маленький. И вот ещё какая неприятная вещь: недавно я приезжал к Филиппу, он показывал мне свои владения. Едем и видим – комбайн стоит в поле, метрах в ста от леса. Филипп сразу догадался – что-то пошло не так. И точно. Оказалось, комбайн поймал здоровенное бревно, его затянуло внутрь, и оно всё там переломало.

– И что же в этом неприятного? Ремонт очень дорогой?
– Понимаете, какая штука: огромное бревно не может само прийти из леса на возделанное поле. Значит, его кто-то принёс и положил, зная, что оно сломает комбайн…

– Получается, это не первый раз, когда мужчины вашего рода сталкиваются с открытой завистью – сначала ваш дед, теперь ваш сын. А вы с ней сталкивались?
– Я в этом смысле как-то очень гладко живу. Шекспировские страсти в моей жизни не бушуют. Хотя подождите! Меня же в юности из института отчислили якобы за плохую успеваемость, притом что я был отличником.

– Тогда за что же?
– Это была любовная интрига. И после летней практики меня взяли и отчислили – просто вывесили приказ. Потом, правда, восстановили, потому что мачеха моей мамы, моя приёмная бабушка Суламифь Мессерер – народная артистка СССР, лауреат Сталинской премии и так далее – была вхожа практически в любые кабинеты. Но если бы вы меня сейчас не спросили, я бы ни за что об этом не вспомнил. А каких-то других интриг в моей жизни, насколько помню, не было.

– А в чём заключалась «любовность» той интриги?
– Стукач, из-за которого меня отчислили, претендовал на девушку. Эта девушка впоследствии стала моей женой.

– То есть вы всё-таки женаты? Интернет на этот счёт темнит…
– Для меня стали абсолютно бессмысленными эти слова – «в разводе», «женат». Если говорить о паспорте, в нём стоит какая-то печать, то есть по документам я женат. Но по сути это не так, потому уже лет восемь мы с женой не живём вместе. Разрыв получился драматическим, тянулся долго и отчасти тянется до сих пор, хотя мы даже не пересекаемся. Поэтому я очень благодарен телевидению, которое в трудный период жизни заняло всё моё время.

– Вы работали вместе с Филиппом?
– Не совсем: Филипп работал администратором, а я приходил на съёмки. Программа телеканала «Россия-1» называлась «С новым домом!», а потом её переименовали в «Тысячу мелочей». Место ведущего было вакантно. То ли сам Филипп предложил мою кандидатуру, то ли кто-то в курилке сказал: «Может, батю твоего попробуем?» Мне позвонили, спросили, не хочу ли я стать ведущим программы.

– И что вы ответили?
– Я ответил: «Вы с ума сошли?» (Смеётся.)

– И всё же вы согласились. Почему?
– Потому что это был период, когда я испытывал колоссальную турбулентность, отчасти из-за разрыва с женой. И подумал, что раз такое предложение пришло, стоит прислушаться. Я вообще стараюсь не отмахиваться от вещей, которые предлагает жизнь: как говорил Васисуалий Лоханкин – а вдруг в этом есть «великая сермяжная правда»?

– Страшно было во время первых эфиров?
– Тряхнуло уже на старте: через неделю после начала съёмок умер старший сын. Помню, меня пригласили продюсеры и сказали: «Может, прервёмся, а там видно будет?» Я сказал: «Ни в коем случае». Руки поначалу тряслись, и ладони потели. Я говорил редакторам: «Если моё лицо поползёт, напоминайте в наушник: улыбайтесь, Алексей!» И постепенно всё как-то наладилось. Это был очень сильный опыт. Я, конечно, лентяй, но я старался.

Проблема была в другом – не хватало ни времени, ни денег. На то, чтобы сделать эскизы, определиться с размерами, подобрать цвета, у меня оставалось всего двадцать минут. Двадцать минут, за которые я должен сделать интерьер целой комнаты! По-хорошему на это нужна минимум неделя. Но я заметил, что иногда в момент сильных стрессов приходит решение, которое в обычном состоянии не придёт. Нейроны, видимо, между собой договариваются: «Давай-ка мы ему что-нибудь подкинем, иначе он сейчас просто умрёт». (Улыбается).

– В программе «Правила жизни» на телеканале «Россия-Культура» совсем другой темпоритм?
– Здесь я почти ничего не делаю руками, а там надо было соединять несколько вещей: беседу с участником программы, запиливание багета под сорок пять градусов, его раскрашивание и объяснение своих действий. В «Правилах жизни» такого нет, хотя и тут иногда удаётся в чём-нибудь поковыряться.

– Вам это нравится?
– Очень. Испытываю удовольствие от работы руками, потому что я человек предметный. Мне нравится делать вещи – и дома, и мебель, и картины.

– А выступать в роли интервьюера вам нравится? Вы быстро привыкли к ней на «Правилах жизни»?
– Первые полгода я очень уставал от того, что должен настраиваться сначала на одного собеседника, потом на другого, на третьего… Особенно когда человек рассказывал, допустим, о верованиях древних кельтов, о которых я ровным счётом ничего не знаю. Первое время после семичасового рабочего дня я чувствовал бешеную усталость, просто до тошноты. Но потом где-то в мозгу, очевидно, появилась мозоль, и я даже начал отдыхать, разговаривая с интересным человеком. Не говоря уже о том, что есть люди, от общения с которыми получаешь огромное удовольствие и даже подзаряжаешься.

– Ваши герои – люди очень разные, из всевозможных сфер. В какой сфере вы бы не отказались попробовать свои силы?
– У меня плохо со слухом – я слышу фальшь, но петь не умею. И вот после визита в студию профессиональной певицы подумал: почему бы не взять какую-нибудь песню Фрэнка Синатры и не научиться её петь? Я же ору её в машине, подпевая, и старик Фрэнк – ничего, не возражает. (Смеётся.)

– Чем всё закончилось?
– Ничем: я всё так же пою с Синатрой в машине. (Улыбается.)

– Какие ещё сферы деятельности вас заинтересовали?
– У нас была гостья, директор благотворительного фонда, девиз которого звучит так: «Старикам тут место». Эта гостья совершенно по-другому смотрит на проблему. Она говорит – не нужно призывать государство к милосердию, ему нужно просто объяснить, что старики – это очень выгодно. Это огромный рынок услуг, возможность передавать опыт… Ведь почему у нас такой отток специалистов за границу? Потому что стареть страшно. Человек готов уехать хоть куда, даже в Индию, только чтобы не стоять здесь в очереди в регистратуру, которая вечно теряет твою карточку.

– Вам никогда не хотелось эмигрировать? Вы ведь какое-то время жили в Лондоне, ваши дети учились в Великобритании…
– Нет, не хотелось. Очевидно, я легкомысленный. Ничего не делаю для того, чтобы у меня была обеспеченная старость.

– Почему же?
– Только потому, что мне интересно заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь. А вопрос географии для меня не имеет значения. Если в России есть работа, которая мне интересна, то не нужно ничего другого. Да, можно уже начать суетиться, получить израильский паспорт, в перспективе – бесплатное медицинское облуживание, спокойная старость. Но что если завтра ты отбросишь коньки и все старания пойдут коту под хвост? Поэтому я не думаю о завтрашнем дне и трачу всё, что зарабатываю. Возможно, это глупо и недальновидно. Моя мама в ужасе от такого подхода. (Улыбается.) Но это мой выбор, и пока меня в нём всё устраивает.

Читайте также:  Медицинская книжка оформить в наро фоминске

– А что вас в жизни не просто устраивает, а восхищает?
– Недавно я слетал в Вену, откуда должен был привезти свою картину. У нас отменились съёмки, и я махнул за картиной сам. В венском Музее истории искусств хранится самое большое в мире собрание картин Брейгеля. Я решил зайти, освежить впечатления. Шёл себе вразвалочку, попал в зал Брейгеля и испытал совершенный катарсис. Просто улетел. Потом увидел Вермеера, Рембрандта, Веласкеса…

– На картинах Брейгеля довольно людно. На многих же ваших картинах людей нет вообще…
– Люди никогда меня не интересовали. Они всё портят – и в жизни, и в пейзаже. Когда вы гуляете в лесу в одиночестве, неужели вам нужно, чтобы кто-нибудь ещё там ходил, мелькал за деревьями. Вот именно.

– Вам говорили, что ваши безлюдные полотна оставляют ощущение странной тревоги?
– Мои пейзажи немного придуманные, с придурью. Не совсем реальные. Откуда они берутся, не знаю. Один критик назвал мои картины саспенсом (состояние тревожного ожидания, беспокойства. – Ред.). На них как будто вот-вот что-то произойдёт. Это как пустая сцена, на которой уже стоят декорации, но артисты ещё не вышли. Но я вынужден сказать, что ничего специально не делаю, чтобы добиться такого эффекта. Это происходит за пределами оперативной памяти. Так же как детство, которое я не помню, но которое где-то зафиксировано.

– Вы производите впечатление углублённого в себя человека.
– А как может быть иначе? Мы ведь не знаем, кто мы такие. Нам дали имя, научили говорить – и мы говорим именно теми словами, которым нас научили. А где в этом мы сами? Где то, что составляет нашу суть? В процессе рисования мне, возможно, и удаётся добраться до каких-то глубин. Но что если это вовсе не моё естество, а результат того, что я в своей жизни видел энное количество полотен Брейгеля, Веласкеса, Матисса, Пикассо? Конкретного ответа на этот вопрос у меня нет. Ощущаю себя очень несовершенным созданием, которое ничего не знает о самом себе.

Расспрашивала
Алиса МАКАРОВА
Фото: из личного архива

Дарья Семенова: «Когда я прихожу на могилу, убийца сына часто там сидит»

Жизнь дочери Юлиана Семенова захватывает как роман

Она эпатажно выглядит, непривычно говорит, пишет загадочные картины… Необычная! Что и понятно — отпрыск двух сногсшибательных семейств! Отец Дарьи Семеновой — Юлиан Семенов, «властитель дум» последней четверти XX века на одной шестой земного шара, придумавший штандартенфюрера СС Штирлица, мать — Екатерина Семенова (в девичестве Михалкова), праправнучка Василия Сурикова и правнучка Петра Кончаловского. И судьба ее завораживает. Пережив гибель одного сына, благодарит судьбу, что уцелел в аварии младший, и хранит нательный крест, принадлежавший отцу.

— Настоящая фамилия вашего отца — Ляндрес. Семенов — творческий псевдоним. Ваш дед, Семен Александрович Ляндрес, был помощником Бухарина, за что уже после войны, которую провел на фронте как военный корреспондент, попал под репрессии. Вы его помните?

— Я помню свою последнюю с ним встречу. Мне было десять лет. Дед всегда очень элегантно одевался: клетчатый пиджак, бабочка, шарф… Он пришел к нам и сказал: «Даша, я принес тебе конфеты ‘Грильяж». Я взяла их, но не смогла есть. Каменные! Подозреваю, что таким же человеком — каменным — был и он сам. Дед сидел в тюрьме с 1952 года, а вот его брат Илья, тоже репрессированный, отбывал срок под Магаданом, в лагере, уже с 1937 года. Рассказывал, что задумывал побег с другими политическими — и нужно было идти через тайгу, а еды нет, так они присмотрели себе в попутчики заключенного, сидевшего за изнасилование. Догадываетесь для чего. Дед, который был тогда еще на свободе, бомбардировал Сталина и органы письмами с просьбой отпустить брата — честного коммуниста и смелого сыщика. Ведь Илья Ляндрес был одним из героев Московского уголовного розыска, его фотография экспонируется теперь в музее МВД на почетном месте. И в 1940 году Илью отпустили! Поэтому побега, к счастью, не случилось. Когда Илья вернулся домой, он первым делом взял тарелку, накрошил хлеба, вылил туда бутылку водки — и все это сщербал (съел), так у них на зоне это называлось. А деда выпустили в 1954 году, после смерти Сталина. С этого началась их новая жизнь. Теперь оба лежат на Новодевичьем кладбище. И отец там же.

— А я читала, что прах Юлиана Семенова развеяли над Черным морем.

— Это не так. Папу кремировали. После кремации урна месяц стояла у меня в мастерской, потому что нам не давали места для захоронения. А когда дали, я сама пришла на кладбище, выкопала яму и поставила ее туда. Но тогда я еще не могла положить плиту, поэтому после первого же дождя урна верхней частью вышла наружу. Пришлось все повторить. И сейчас там лежит плита.

— У вас есть младшая сестра Ольга, писательница и актриса. Страсть отца к раскрытию тайн вам с сестрой передалась?

— Бог его знает. Поставьте передо мной такую задачу, и я попытаюсь в течение трех дней ее решить. А за Олю говорить не могу. Ну, вот отец искал янтарную комнату, а я считаю, что это зря потраченное время, потому что она была спрятана в одном месте, а он искал в другом. За это время он мог бы написать еще один роман, скажем, посвященный сталинским репрессиям. Но он увлекся — что делать? Папа был человеком увлекающимся.

— Ольга рассказала мне, что отец очень ценил ваш талант художника, говорил, что «все импрессионисты пошли от Даши». От Ольги же я знаю историю про замечательные рисунки, сделанные вами в поездках с Юлианом Семеновичем по Никарагуа и Афганистану, которые вы уничтожили. Почему? И, кстати, в каком возрасте отец стал брать вас в свои опасные журналистские командировки?

— Вроде бы мне уже было двадцать лет. Помню, я развелась с первым мужем, шла Олимпиада, я на ней работала, потом сказала: «Папа, возьми меня куда-нибудь». И мы отправились в Никарагуа. А почему уничтожила рисунки? Да, я работала в Афганистане, делала рисунки заключенных моджахедов в тюрьме, портреты Бабрака Кармаля, Наджибуллы (он через несколько лет был зверски убит), Фатани, его жены, очень красивая была женщина, их детей… Вернулась и устроила выставку в Ленинграде. А мне сказали: «Надо работать дома, а не шляться по заграницам». Меня это так сильно задело, что я взяла и все работы выбросила. Подвела черту — и больше не занималась репортажной журналистикой и графикой. Дальше был период, когда меня заинтересовали клоуны, арлекины. Потом и это прошло. Я стала писать камни и дерево, решила, что они единственное, в чем меня нельзя будет упрекнуть — что я «политизирую» или играю на каких-то чувствах. Следующая моя серия — цветы. Момент цветения прекрасен! Вот его поймать было бы интересно. А дальше будут облака. И — c’est tout, как сказала бы моя сестра, давно живущая во Франции.

— Недавно в Москве прошла ваша персональная выставка «ГРАНИ». На ней были выставлены как раз те работы, на которые вас вдохновили камни и дерево. Именно вдохновили. Я была на этой выставке и видела, что у вас особые отношения и с камнем, и с деревом, что не все так просто…

— Понимаете, после смерти старшего сына я перестала обращать внимание на людей. Ну, невозможно же все время плакать, правда же? Пока я не положила гранитную плиту на его могилу, мне хотелось разрыть ее и самой туда лечь. Гранит помог мне с этим справиться. Это первая история с камнем. А потом я поехала на море, брела-брела по берегу, вдруг потеряла сознание, упала, а когда очнулась, у меня в руке был камень. И я почувствовала благодарность к нему — за то, что вместо руки сына сжала его. Они же живые. Камни. Это история Земли. Да, мой сын умер. Но сколько людей ушло до него! И сколько уйдет после! Каждый, кто приходит в этот мир, должен уйти. А значит, надо работать, пока мы живы. Когда прихожу на Троекуровское кладбище, я говорю сыну: «Макс, знаешь, я тебе завидую. Ты прошел все круги ада, и ты свободен!» А деревья… Когда мы жили на Кипре, наш дом стоял на горе, и к морю мы с мужем возили детей через сухую оливковую рощу. И я думала: ведь каждый ствол — это история! Деревьям, наверное, было не меньше четырехсот лет. Вот оттуда деревья.

— Вы в 1966 году маленькой девочкой снялись в фильме «Не самый удачный день» по повести вашего отца «Дунечка и Никита». Повесть и фильм — о том, как супруги пытаются сохранить семью. А ваши родители как раз переживали такой непростой период в своей жизни…

— Да, потом мы название перефразировали — оно звучало «Не самый удачный фильм». (Смеется.) Снял его режиссер Юрий Егоров. В нем кроме меня из нашей семьи снимался еще Никитос (Никита Михалков. — Прим. авт.), и мы с ним действительно изображали что-то из нашей безрадостной семейной хроники… Вы знаете, наши с Олей родители восемь раз принимали решение развестись. У отца в столе до последнего дня лежало восемь заявлений на развод, он мне их показывал. Заявления писались, но не носились в загс. Родители так и остались в браке, хотя много лет жили врозь.

— Вы считаете, что взаимной любви, настоящей семьи у них не было?

— Любовь, я считаю, все-таки была. А что касается семьи… У меня свое отношение к понятию «семья». Узы брака — мне это словосочетание кажется абсолютно порочным. Уз не может быть, может быть союз двух любящих людей, которые поддерживают друг друга в этой суетной и сложной жизни. А маме, наверное, хотелось именно уз, хотелось контролировать все ситуации. Впрочем, не знаю. Она в принципе очень талантливый человек, просто не реализовавший себя. Может, в этом ее беда. Но ничего дурного о матери сказать не могу. Мне просто очень ее жаль.

— Ведь ей восемьдесят шесть лет и она одна?

— Она не одна. У нее есть подруга, которая ее поддерживает, помогает во всем. Моя мать купила ей дом в Италии, так что все замечательно. А про меня она сказала, что я хочу ее убить. Поэтому я даже не могу звонить матери. Просто хожу иногда в храм и молюсь за нее. Так и Ольга делает.

— Мать обвиняет вас, своих дочерей, в том, что вы распродали картины великого прадеда, Петра Кончаловского. Это правда?

— Простите, но картины Кончаловского продала наша матушка. Не мы с Ольгой. Они были поделены поровну между всеми внуками Петра Петровича: одна часть картин досталась Никите Сергеевичу (и, по-моему, он ни единой работы не продал), вторая — Андрею Сергеевичу, а третья — матери, которая сразу многие картины продала, а некоторые передала Ольге, оформив это у нотариуса. У меня хранился «Верстак». Вскоре позвонила мать и сказала: «Сейчас приедут фотографировать картины, привези свою». Мой супруг тогда сказал: «Ты ее больше никогда не увидишь». Так и случилось. Все было продано. Больше, по-моему, в нашей семье ни одной картины Кончаловского нет, во всяком случае у меня. Хотя я предлагала сделать копии. Я же сделала копию работы Сурикова. Могла бы сделать копию любой картины. Но это никому оказалось не нужно. Главное, что эти вещи в музее, что портрет Мейерхольда работы Кончаловского, в музее. Это хорошо, что то, что осталось, принадлежит России.

— Вы принимали участие в битве за отцовскую квартиру в Доме на набережной, которая чуть не досталась каким-то темным личностям?

Читайте также:  Как узнать номер ву по паспорту

— Я отказалась от доли в этой квартире, отдала ключи, и дальше всеми битвами занималась Оленька. И какова роль во всем этом нашей матери, я не знаю. Я видела телевизионные репортажи о том, что туда вселились какие-то очень страшные люди. Я приходила туда один раз. И — ох! Без комментариев…

— В сентябре будет уже двадцать пять лет со дня смерти Юлиана Семеновича. Все-таки как несправедливо рано это случилось!

— Да, папа слишком рано ушел — в шестьдесят один год, многого не успел сделать. Зато есть дом-музей в Крыму, в Мухалатке, где ему так хорошо работалось, есть его кресло, есть его боксерские перчатки. Спасибо Оле! Это ее стараниями сохранено. И можно приехать в Мухалатку, сесть в папино кресло, положить руки на боксерские перчатки — и почувствовать его присутствие. Но дух отца, к сожалению, и оттуда уходит. Человек, который следит за домом-музеем, часто вносит туда какие-то детали. Вдруг между обломками самолета из Вьетнама, письменной машинкой отца и его газетами появляются какие-то миниатюрки, привносится какая-то… женская линия, отцу совсем не свойственная. Оля говорит: «Приезжай и выброси все, что считаешь нужным». А я считаю, что там надо просто поставить экран и давать запись единственного творческого вечера отца в «Останкино», который проходил за десять лет до его смерти. Больше на Центральное телевидение его не допускали.

— Юлиан Семенович ведь очень много курил. И выпивал. Не берег себя.

— Пил много. Но когда писал, не притрагивался. А вот курил во время работы, не переставая, просто не вынимал сигареты изо рта. Один раз это дело бросил — когда у него нашли туберкулез. Отец тогда ездил в Югославию лечиться. Поправился и потом снова закурил.

— Первый ваш брак с сокурсником оказался скоротечным. А как Юлиан Семенович относился к вашему второму мужу, Алексею Бегаку, художнику, ставшему в последние годы еще и успешным телеведущим?

— Не знаю. И теперь у отца уже не спросишь. Он предлагал мне другие варианты замужества, но они были для меня неприемлемы. В те времена мы жили на Суворовском бульваре в доме полярников на четвертом этаже. А я уже тогда курила. И вот выхожу на балкон и вижу: стоит зеленый «жигуленок», а в нем — Алексей. И вот так стоял он под моими окнами ночь за ночью. Как можно было остаться равнодушной? Алексей — единственный мужчина, от которого я хотела иметь детей.

— Тем не менее, прожив в браке двадцать пять лет, вы теперь не вместе…

— Проблема в том, что, когда родился первый сын, Алекс почувствовал себя не единственным ребенком и понял, что не этого хотел. И вот тут планеты женщины и мужчины разошлись. По разным орбитам. Но у нас были контакты по работе, в путешествиях, в живописи мы были рядом. Поэтому много лет оставались вместе. Решение расстаться приняла я. Но я отношусь с величайшим уважением к Алексею. Он замечательный человек и талантливый художник, и я ему желаю только добра. Когда я что-то вижу или слышу: «Алексей Бегак» — у меня сразу слезы, сердце щемит… Пусть живет как хочет. Я сама виновата во всем. Я знаю.

— Вы сказали, что ваш старший сын умер. Могу спросить, как это произошло?

— Знаете, он был гуляка. Я тогда жила в поселке Дарьино, который мы с Алексом построили. Сын приходил в шесть утра, брал меня за руку и рассказывал, как прошла ночь. И однажды он не пришел. А в двенадцать позвонил его друг Павел и сказал: «Макса больше нет, его убили». Но в свидетельстве о смерти было написано, что он умер от инфаркта. Я отпевала сына в Донском монастыре, открыла саван — а у него синий след от удавки на шее. За что его так?! За три тысячи долларов, которые он у меня просил накануне? Убить за три тысячи долга?! Пусть это будет на совести тех людей, которые это сделали.

— У вас не было сил возбуждать уголовное дело?

— У меня не было желания. Сына уже не вернуть. А жить в миру с таким грехом сложнее, чем на зоне. К тому же я знаю, кто это сделал. Когда я прихожу на могилу к сыну, этот человек часто там сидит. Увидит меня и убегает на другой конец кладбища. Потом, когда я ухожу, оборачиваюсь — он опять сидит. Значит, гложет вина-то, гложет. Вот пусть и живет с этим.

— Правда, что ваш младший сын Филипп оставил карьеру телевизионного менеджера ради фермерского хозяйства?

— Правда. Причем он был прекрасным менеджером. Его и сейчас зовут на ТВ, не знаю, вернется или нет. Я советую Филиппу совместить эти две сферы, хотя, наверное, это сложно. У него потрясающее фермерское хозяйство в Брянской области — двести гектаров. Надеюсь, он не бросит это дело. Хотя, конечно, непросто заниматься таким бизнесом в условиях нашей страны. Тем не менее он пока держится.

— А еще у вас есть внучка Василиса, дочь Филиппа. Расскажите о ней.

— Ей два года, и она такая хулиганка! Я думаю отдать ее в кадетский корпус, потому что советская система образования убита, а там языки, дисциплина и те знания, которые действительно могут пригодиться в жизни. А потом она может выбрать все что угодно. Вот из меня не получилась Мата Хари, как хотел папа. Не было во мне для этого нужных качеств, а из Василисы разведчица точно получится. (Смеется.) Впрочем, нет, у Маты Хари был печальный финал. Не надо было работать на несколько разведок. Надо служить только своей стране, и я предпочитаю, чтобы это была Россия. И жить надо здесь. Я вот пыталась врасти в Англию. Не получилось, слава богу. Одна моя тамошняя знакомая, подданная Великобритании, но русская по духу, говорит, что иногда приходит в посольство и просто там сидит — чтобы слушать русскую речь. Потому что тоскует по родине. В мире нет страны лучше, чем Россия.

— Согласна. А еще вы три года жили на Кипре. Согласитесь, погода там все-таки получше.

— Знаете, самый серьезный природный катаклизм я пережила именно на Кипре. Я проводила там зиму с двумя сыновьями. И началось землетрясение. Помню, мы смотрели новости Би-би-си, и вдруг телевизор поехал по комнате! А на следующий день небо стало черным и пошел ливень с градом. Град был такой, что все страховые компании прогорели, потому что все машины были разбиты. Зато после того когда прошла буря, как хороши, как свежи были розы! (Смеется.) Небо было прекрасное, море — прекрасное! И я, и сыновья хорошо запомнили эти дни. Но у меня нет тоски по Кипру. Я никогда не оглядываюсь назад, мне всегда хочется идти только вперед.

— А почему оттуда уехали?

— На Кипре живопись никому не нужна. Если бы я занималась сельским хозяйством или торговлей, может, стала бы там успешной. Но я художник. В Англии я работала в галерее Дэвида Харрингтона. Но, к сожалению, она закрылась. Случилась трагедия, и Дэвида не стало. Что мне было делать — искать других галеристов? Вот я и вернулась в Россию. К счастью, у меня сохранился членский билет Союза художников. Правда, он был весь в каких-то подтеках, пришлось восстанавливать. Оказалось, билет необходим, чтобы здесь выставляться.

— За что вы благодарны судьбе?

— За моего сына Филиппа. За то, что он выжил после страшной дорожной аварии, что может ходить. Он два года потратил на восстановление после увечий. У него ноги — словно простреленные дробью. Потому что сын долго лежал в спицах, и, когда их вынули, остались следы. И я благодарна за отца. Не могу себе простить, что не была с ним в последние дни. У меня есть крест, который был на папе. Он не маленький. Отец был могучий, и крест — под стать. Цепь и крест. Я чувствую в нем энергетику отца. И каждое утро читаю с ним молитвы…

Личная жизнь знаменитостей.

Интересные факты из жизни звезд

  • Главная
  • /
  • Блог
  • /
  • Алексей Бегак: личная жизнь

Алексей Бегак: личная жизнь

Личная жизнь Алексея Бегака покрыта тайной – не так давно ставший популярным телеведущим, он умело уходит от вопросов, касающихся его семейного положения. Но все, что связано с его ранней биографией известно достаточно хорошо. Он вырос в творческой семье – родители Алексея были артистами балета, передавшими сыну любовь ко всему прекрасному. То, что он станет художником, Алексей Бегак решил еще в раннем возрасте, и потом целенаправленно шел к этой цели. Среднее образование он получил не в обычной, а в Московской Средней Художественной, окончив которую, поступил в Московский государственный Художественный институт им. Сурикова.

Карьера Алексея началась с работы художником-дизайнером и оформителем в различных книжных издательствах столицы, но его всегда тянуло заниматься живописью, и после 1991 года он, наконец, занялся любимым делом. Начиная с того времени и до сегодняшнего дня Алексей Бегак написал сотни картин, многие из которых выставлялись в известных российских и иностранных галереях и находятся в корпоративных и частных коллекциях многих стран мира. В личной жизни Алексея Бегака был период, когда он жил в Лондоне, и там еще одним его серьезным увлечением стал дизайн интерьеров.

Первые опыты обустройства жилых помещений он проводил на собственном подмосковном доме, ставшем своеобразной рекламой его деятельности. Со временем об Алексее Бегаке заговорили, как о талантливом дизайнере, и он обзавелся собственными клиентами, для которых делал проекты домов и апартаментов не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и за рубежом. В Финляндии, например, он спроектировал и обустроил три частных дома, а в Подмосковье вместе с партнерами Алексей Бегак реализовал крупный проект элитного поселка.

Потом ему удалось попасть на телевидение, где Алексей Бегак стал вести передачу «С новым домом», а позже «1000 мелочей», «Правила жизни» на канале «Культура». Стать телеведущим Алексею помог сын, работающий в компании «МБ групп», создающей программу «С новым домом». Получив приглашение, Алексей сначала засомневался, но потом решил попробовать. Работу на телевидении Бегак не считает стабильной – иногда ему хочется все бросить и уйти, но после какого-нибудь положительного отзыва настроение меняется, и он вновь решает продолжить. Профессия ведущего, по мнению Бегака, требует молниеносной реакции, и этим она интересна.

С этой знаменитостью часто ищут:

  1. Алексей Комашко: личная жизньВ детстве он любил играть с друзьями в киносъемки.
  2. Алексей Баталов: личная жизньНе смог найти себя в современном кинематографе.
  3. Алексей Чумаков: личная жизньСвои чувства он проверил временем.

11 Комментариев

Мне очень нравится эта передача, всегда жду ее. Сотрудники нашего института, после моих хвалебных отзывов. начали тоже смотреть. Передача короткая, но очень насыщенная многими интересными фактами жизнь. Огромное спасибо Алексею.

Алексей Бегак очень образованный и талантливый человек. Если бы такие как он встречались почаще, мир, и в частности Россия, стали гораздо светлее и чище.

Всегда интересно, когда перед тобой не профессиональный ведущий, а ведущий-профессионал. Слов не много и все по делу. Приятно смотреть и слушать. Удачи, Алексей на новом для Вас, поприще.

Алексей Бегак очень обаятельный, интеллигентный и талантливый. На него приятно смотреть и интересно слушать. Замечательный мужчина! )) СПАСИБО ему!

Очень приятное впечатление от ведущего Алексея Бегак в программе “Правила жизни”. БРАВО.

Передачу стала смотреть недавно, но очень заинтересовалась благодаря ведущему Алексею Бегаку. Очень нравится его манера ведения передачи и интересные собеседники. Передача короткая, но очень познавательная. Спасибо.

В передаче “Правила жизни”, на мой взгляд, самое интересное — мы узнаем много интересных людей, наших современников, соотечественников.

И какое же отчество у вашего кумира ?

Доброго Нового года.
Очень интересно подобран формат программы “Правила жизни”.Начала смотреть после восхищенных отзывов сестры.Так как уже лет 9 как отказались от телевизора, а тут такая подача! Очень нравится ведущий, интересные гости. Я просто в восторге!
Эта передача -настоящее открытие для меня и соответствует миссии канала-нести культуру в массы.
Огромная благодарность Алексею !

Талантлив, обаятелен, скромен. Таких на телевидении мало. И настоящий мужчина.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию