Имею ли я право покрасить волосы в яркий цвет, если в уставе школы запрещают делать это?

Цветные волосы у школьников — право на самовыражение или нарушение закона

По всей территории СССР действовали общепринятые нормы, касающиеся внешнего вида школьников. Никто не их не нарушал, поскольку малейшее отклонение от Устава прилюдно осуждалось, и «нестандартный» школьник мог стать изгоем. Сейчас же все чаще можно встретить учеников с татуировками, пирсингом, нестандартной прической. Нередко внешний вид подростков становится поводом для взысканий со стороны администрации школы, например, девочек не пускают в школу из-за цвета волос. Законно ли это, чем все заканчивается, узнаем далее.

Девочка с розовыми волосами

Весной 2017 года в Санкт-Петербурге 15-летнюю девушку «терроризировали» представители образовательного учреждения, которое она посещала. Классный руководитель категорически осуждала преображение девушки, выкрасившей волосы в розовый цвет. Учительница пыталась добиться возвращения к прежнему виду угрозами остричь локоны неестественного оттенка. Завуч школы поддержала педагога, пообещав школьнице отчисление.

Оборонять дочь взялся отец. Родитель обратился к омбудсмену по правам детей. Папа отстаивал не только интересы своего ребенка, но и одобрял поступок дочери по смене имиджа. После вмешательства в дело уполномоченного представители администрации школы проявили снисходительность по отношению ко внешнему виду девочки. Подросток продолжил посещать школу, не меняя внешний облик.

Мирное решение вопроса не дало делу широкую огласку. Вопрос закрыли без дальнейших разбирательств. Представители учебного заведения перестали «травить» девушку, отец ученицы не стал добиваться наказания администрации школы.

«Мальвина» из Питера

На линейке, посвященной Дню знаний, 1 сентября 2018 года старшеклассницу одной из школ г. Санкт-Петербурга показательно удалили из строя одноклассников за шевелюру, выкрашенную в синий цвет. Представители школы вывели девушку за ворота учебного заведения, лишив праздника.

Забили тревогу родители ребенка, обратившиеся к Светлане Агапитовой, уполномоченной по правам детей в регионе. Чиновница разобралась в ситуации. Девочка продолжает посещать свою школу, не меняя цвет волос.

Родители ребенка решили не «раздувать» скандал. С администрацией учебного заведения вышестоящими органами проведена разъяснительная беседа. Имя основной фигурантки, номер школы, другие подробности участники инцидента пожелали скрыть.

«Яркие волосы подростков не причина не пускать их в школы»: высказалась заместитель председателя Комитета по образованию Санкт-Петербурга Елена Спасская.

Случай в Перми

В образцовой гимназии №4 г. Перми 7 сентября произошел аналогичный случай. Ученица школы, 15-летняя десятиклассница Зина Агишева, явилась на урок с розовыми волосами. Школьница выкрасила пряди в неестественный, но мягкий вариант цвета. Присутствовать на занятиях девушке запретили. Школьница потребовала выдать ей письменное распоряжение за подписью директора гимназии об отстранении от учебы. Документ Зина получила.


Источник фото: страница Надежды Агишевой в Facebook

Мать подростка, депутат Пермской городской думы Агишева Надежда, возмутилась ситуацией, развернула борьбу за права дочери. Благодаря деятельной матери, дело приняло широкий общественный резонанс. Агишева-старшая довела разбирательство до прокурорской проверки учебного заведения.

Результатом дела стало назначение административной ответственности директора школы. Помимо этого, прокуратура принудила внести изменения в локальный документ учебного заведения, касающийся требований ко внешнему виду учеников.

Правовая сторона вопроса

Основным документом, регламентирующим внешний вид учащихся общеобразовательных школ, является Закон № 273-ФЗ «Об образовании в РФ». Документ подтверждает право на образование для всех, невзирая на различные внешние и другие особенности. Закон исключает дискриминацию учеников. За неформальный внешний вид ограничивать право на образование представители школ не имеют права.

Внимание! Все локальные акты, устанавливающие конкретные ограничения для школьников, носят рекомендательный характер. Администрации учебных заведений могут требовать соблюдения норм, но применение любых дисциплинарных взысканий противоречит закону.

«В уставах образовательных учреждений нет конкретного запрета на окрашивание волос в яркие цвета, формулировки ограничиваются «опрятностью» и «деловым стилем» — поясняет зампред комитета по образованию Санкт-Петербурга Елена Спасская.

За нарушение законодательства для ответственных лиц установлена ответственность. Кодексом РФ об административных правонарушениях статьей 5.57 предусмотрено наказание за нарушение или незаконное ограничение права на образование.

Психологический аспект

В вопросе самовыражения подростков в части изменения внешнего вида существует не только правовая сторона. Психологи напоминают, что подростковый период — сложное время становления личности. Психологические травмы, получаемые в результате публичной критики со стороны учителей, способны пагубно отразиться на незрелой личности.

Если школьник появляется в учебном заведении с неформальным внешним видом, то педагоги обязаны провести с «преступником» разъяснительную беседу. Можно взывать к разуму школьника или привлечь к ответственности родителей, которые должны оказать воздействие.

Учителя, администрация школы не имеют права подавлять в ребенке личность. Даже требовать переодеться, смыть макияж педагоги не могут. Разговор с «нарушителем» должен выстраиваться в позитивном русле. Педагоги могут воззвать к соблюдению этических норм, но не топтать личность подростка, которая не успела окрепнуть.

Позиция представителей школ по вопросу соблюдения дисциплины понятна: дети в любом возрасте должны соблюдать общие правила. Публичное дисциплинарное наказание становится примером для масс, побуждающим к соблюдению требований. Вот, только правовая и психологическая сторона вопроса исключает подобные воспитательные действия в отношении детей.

Может ли школа запретить красить волосы?

Может ли школа запретить красить волосы?

Как правило, в начальной школе проблем с внешним видом учеников не возникает, а вот к концу средней и в старшей наступает злополучный подростковый период, когда дети готовы протестовать против всех и вся, и внешний вид – не только одна из форм самовыражения, но и протеста.

Поскольку ношение школьной формы сделали обязательным, дети нашли другую нишу – эксперименты с цветом и длиной волос. Сложнее всего в такой ситуации приходится родителям, они находятся между двух огней. С одной стороны, они понимают бунтующее чадо, с другой – требования администрации школы относительно внешнего вида тоже вполне закономерны.

Хотя в Законе РК «Об образовании» ничего не говорится о прическах учеников, однако в государственных школах есть устав, в котором прописаны правила поведения и требования к внешнему виду школьников. Согласно уставу, недопустимы вызывающая одежда, яркий маникюр, макияж и цвет волос, татуировки и пирсинг на видном месте, растительность на лице у юношей, распущенные волосы, если их длина позволяет делать хвост или косу.

В то же время в Законе «Об образовании» не указано, что школьный устав регламентирует требования к внешности учеников. Но там есть слова о том, что «устав организации образования может содержать иные положения, относящиеся к ее деятельности и не противоречащие законодательству Республики Казахстан».

При этом Закон также гласит, что учащийся имеет право на «свободное выражение собственного мнения и убеждений», а также, что «применение методов физического, морального и психического насилия по отношению к обучающимся и воспитанникам не допускается». И здесь обнаруживается противоречие, потому что старшеклассники считают требования относительно цвета волос ущемлением своих прав.

Так можно ли ходить в школу с белыми волосами? Белые волосы выглядят наиболее естественными, поэтому, как правило, к этому цвету волос у администрации школы меньше всего претензий. Однако этот цвет среди протестующих подростков не очень популярен как раз в силу того, что на него меньше всего обращают внимание.

У некоторых родителей возникает закономерный вопрос: в какие цвета можно красить волосы в школу? Во все цвета, которые приближены к естественным оттенкам волос. Но опять же подросткам интересны оттенки неестественные – синие, зеленые, фиолетовые, оранжевые. Вот тут-то и начинается противостояние с администрацией школы и преподавателями. Впрочем, в план подросткового протеста этот этап тоже входит. Они чувствуют себя эдакими непонятыми героями, подверженными гонениям. Миссия выполнена – бунтарский дух удовлетворен.

В частных школах, которые, как правило, более либеральны и готовы простить любой каприз за ваши деньги, на цветные волосы внимания не обращают.

Но есть и государственные, и частные школы, лицеи и гимназии, где все очень строго, потому что администрации важна репутация заведения, и цветные волосы там точно не приветствуются.

Могут ли отчислить из школы за цветные волосы? Однозначно нет. Руководство школы может настаивать на смене цвета волос, если в уставе школы содержится прямой запрет на окрашенные волосы. Но отчислить из школы или запретить ходить на занятия не могут. Насильно перекрашивать или стричь бунтующих подростков тоже не будут, но разговаривать с родителями будут в обязательном порядке.

Как правило, протест возникает там, где на подростков не обращают внимания либо, наоборот, держат в строгости и тотально контролируют каждый шаг. Выстраивайте с подростками доверительные отношения, интересуйтесь их жизнью, помогайте решать проблемы и избавьте от гиперопеки и гиперконтроля, тогда у них не возникнет желания привлекать к себе внимание необычным цветом волос, пирсингом и вызывающим макияжем.

Голову не забыл: школьников выгоняют с уроков за яркий окрас

Второй раз с начала учебного года в российских школах бушуют страсти по схожему поводу. Девочек-подростков не допускают к урокам из-за излишне ярких волос. В Санкт-Петербурге родители синеволосой школьницы договорились с преподавателями, а вот в Перми подобное дело вокруг розовой прически дошло до прокуратуры. Почему детей нельзя выгонять с уроком за неформальный цвет шевелюры, где от занятий отстраняют рыжих и запрещают юбки (не из-за длины), читайте в материале портала iz.ru.

Мальвины — на выход

1 сентября в одной из школ Санкт-Петербурга не пустили на праздничную линейку подростка. С летних каникул девочка вернулась с новой прической — выкрашенными в ярко-синий цвет волосами. Это не понравилось учителям девочки. Ее родителей же возмутил отказ пустить ребенка в учебное учреждение, номер которого так и остался неизвестен. Жалобу семья направила уполномоченному по правам детей в Санкт-Петербурге Светлане Агапитовой. С подобным вопросом к ней уже обращались в прошлом году — тогда проблемы возникли у школьницы, покрасившей волосы в розовый цвет. Отец девочки, сам же давший ей деньги на поход в салон красоты, был возмущен угрозами учительницы остричь волосы и обещанием завуча выгнать из школы.

Цветные волосы — точно не повод для отчисления

В профильном комитете администрации Северной столицы подчеркнули, что учащиеся должны ходить в форме, а их внешний вид должен соответствовать «формату» школы. Однако признали, что синие, розовые, зеленые, желтые или серо-буро-малиновые волосы — точно не повод для отчисления. В обеих ситуациях подростки и руководство школы в конечном счете нашли компромисс.

В Перми дело так просто не закончилось. Произошло примерно то же — двух учениц гимназии № 4 имени братьев Каменских не допустили до занятий из-за яркого окраса волос. Одной из участниц конфликта оказалась 15-летняя дочь депутата пермской думы Надежды Агишевой. Скандал поднялся в соцсетях, где за девочку вступилась ее старшая сестра. «Директор школы не может принимать решение о теле ребенка, не может рассказывать, как должны выглядеть волосы, руки, губы и что угодно. Нельзя доводить до слез десятиклассницу, которая изучает себя, свое тело и свои границы», — написала Александра Агишева.

Мать школьницы утверждала, что ей предложили перевести дочь на индивидуальный план обучения «с целью ограничить возможность ее контакта с другими детьми». Вопросы о компенсации пропущенных занятий игнорировались, звучало только одно требование — «исправить» прическу. Руководство гимназии настаивало, что имеет право в локальных актах прописывать требования к прическе. И отмечало, что Агишевы отдали в их школу второго ребенка, а значит, в целом всем довольны.

Отстранение старшеклассниц от учебы за внешний вид — дискриминация и нарушение конституционного права на образование

На сторону девочки встал уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков. Он подчеркнул, что отстранение старшеклассниц от учебы — дискриминация и нарушение конституционного права на образование. «Это вопросы подростковой психологии, при слишком экстравагантном виде, может быть, стоит присмотреться к семье, чтобы ответить на вопрос, почему ребенок так явно хочет проявлять свое несогласие с общепринятыми нормами внешнего вида?» — добавил при этом омбудсмен.

В конечном счете скандал дошел до правоохранительных органов. В пятницу, 21 сентября, прокуратура по итогам проверки возбудила дело об административном правонарушении в отношении руководства школы по статье 5.57 КоАП РФ «Незаконное ограничение права на образование». Во-первых, недопуск до занятий — мера, противоречащая федеральному закону. Во-вторых, как выяснили прокуроры, локальный акт гимназии не может регламентировать цвет и длину волос учащихся.

Как накраситься в школу

В соцсетях большинство оказалось на стороне любительниц ярких красок. Люди наперебой делятся историями о том, как с ними обходились в школе за нарушение негласного дресс-кода: заставляли смывать косметику ледяной водой, отправляли домой на другой конец города переодеваться и даже сдирали лак с ногтей наждачной бумагой — при распространенном сегодня гель-лаке эта задача заняла бы как минимум два урока.

Читайте также:  Пример расчета резерва отпускных на 2020год в казенном учреждении

Нынешние подростки, заново привыкшие к школьной форме, с большинством запретов смирились. Но это не мешает им искать пути обхода. Особенно девочкам — у большинства бьюти-блогеров, собирающих аудитории в десятки тысяч человек, есть как минимум одно видео о том, как накраситься в школу незаметно для учителей.

«Как накраситься в школу» — любимая тема юных бьюти-блогеров

В локальных актах, которые школы принимают самостоятельно, зачастую значится запрет на макияж и окрашивание волос. Поблажки иногда делают для старшеклассниц, разрешая «неброский». В Карелии два года назад учащиеся отстояли свое право красить лицо и волосы по собственному усмотрению — прокуратура Лоухского района сочла незаконным запрет на макияж, маникюр и другие ограничения. «В ряде школ запрещались каблуки выше 5–7 сантиметров в зависимости от школьного звена — чем старше, тем длиннее позволялись каблуки, — отмечали в пресс-службе ведомства. — Некоторые школы запрещали экстравагантные стрижки, пирсинг, яркий маникюр и большие сумки».

К аналогичному выводу пришла прокуратура Тюлячинского района Татарстана, где местные школы запрещали учащимся «экстравагантные прически панк и ноль», ободки для волос для мальчиков, маникюр с рисунками и стразами, броши и другие аксессуары. В обоих случаях правоохранительные органы подчеркивают: требования к прическе и аксессуарам не регламентируются уставами о школьной форме.

Обошлись без фартуков

К школьной форме, впервые введенной в Российской империи Николаем I, детям и подросткам 2010-х пришлось привыкать заново. Советский дресс-код, символом которого стали девчачьи коричневые платья с фартуком, ушел в небытие с развалом СССР. В 1992 году был принят закон «Об образовании», в котором не содержалось норм, регламентирующих школьную форму. Образовательные учреждения могли вводить ее по собственному усмотрению.

Советскую школьную форму часто покупают к последнему звонку

Ровно через 20 лет в Ставропольском крае разгорелся скандал из-за того, что в одной из школ не допустили до уроков нескольких учениц-мусульманок в предписываемой религиозными нормами одежде. Региональное правительство приняло закон о школьной форме, в котором запретило ношение хиджабов. Вопрос о необходимости ограничить школьников в выборе наряда, однако, поднялся с новой силой. И через несколько месяцев были приняты поправки в федеральный закон «Об образовании». Согласно им, с 2013 года руководство образовательных учреждений получило право устанавливать требования к одежде учеников «в соответствии с типовыми требованиями, утвержденными уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации». К советским стандартам возвращаться не стали.

Ученицы в в средней общеобразовательной школе в Грозном

Родители поначалу воспринимали возвращение традиций в штыки, однако со временем ситуация изменилась. Согласно результатам опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), более 80% из них поддерживают введение школьной формы. Так обеспечивается социальное равенство учащихся, заодно они становятся более дисциплинированными, утверждали респонденты.

Выгнать рыжих

В Японии школьная форма стала, по сути, национальным брендом: девочки носят блузы с матросским воротником-гюйсом и короткие юбки в складку, известные многим по японским мультикам, мальчики — костюм «гакуран», похожий на военный китель. В европейских странах, как и в Соединенных Штатах, на сегодняшний день с этим проще. Школьную форму по строгим стандартам продолжают требовать носить элитные частные школы. В остальных образовательных учреждениях всё чаще всего ограничивается простым дресс-кодом, предписывающим юбки и шорты не короче определенной длины и верх с закрытыми плечами.

В Японии школьная форма стала национальным достоянием

Однако конфликты у школьников и администрации школ возникают и из-за этого. В прошлом году мальчики, учащиеся одной из школ Калифорнии, в знак протеста против дресс-кода массово начали ходить на уроки, обнажая плечи — чтобы поддержать девочек. Руководство учреждения пошло навстречу активистам. Четыре года назад в Алабаме развернулась история, похожая на инцидент в Санкт-Петербурге и Перми: 16-летнюю девушку не пустили на занятия из-за рыжего цвета волос, «подрывающего устои» школы.

Больше всего споров о школьной форме — у британцев, которые к этому вопросу относятся особенно щепетильно. В начале года далеко за пределы Англии разошлась история 14-летней жительницы Корнуолла Нив Болдуин, которую не пустили в школу из-за «экстремальной прически» — девочка побрилась налысо. На руководство учреждения набросились с критикой: выяснилось, что девочка остригла длинные волосы для благотворительного фонда Little Princess Trust, который делает парики для больных раком детей. Летом этого года в Ливерпуле ученик пришел на уроки в женском спортивном бюстгальтере — так он вступился за одноклассницу, которую публично отругали за ношение спортивного топа.

«Пришел с синими волосами и таблицу умножения забыл?» Депутат Милонов предложил запретить ученикам пользоваться косметикой и красить волосы

Депутат Госдумы и автор множества скандальных законотворческих инициатив Виталий Милонов выступил с очередным предложением. Парламентарий предложил ввести в школах « этикет учащегося « и запретить ученикам пользоваться косметикой и красить волосы.

Эту идею депутат изложил в письме к министру просвещения России Ольге Васильевой, сообщает РИА Новости. Депутат считает недопустимым всевозможные проявления учениками во внешнем облике склонности или пристрастия к каким-либо неформальным культурным объединениям. По мнению Милонова, из-за « зловредного влияния масс- и поп-культуры » назрела необходимость задуматься над введением для школьников дополнительных, но не излишних правил.

Школа не место для демонстрации своих пристрастий в музыке или к неформальным течениям.

Поэтому, считает депутат, девочки и мальчики с первого и до 11-го класса не должны отходить от установленных в школе норм внешнего вида, то есть позволять себе косметику или окрашивание волос. Необходимость такой нормы парламентарий обосновывает все чаще появляющимися видео с жестокими избиениями школьников сверстниками. По его мнению, введение «этикета» облегчит жизнь не только педагогам, но и самим детям. Отступление от правил поведения, отмечает Милонов, может стать сигналом о семейных или других проблемах ребенка, требующих срочного вмешательства школы или органов опеки.

«Руна» решила узнать, что думают по этому поводу учителя, родители и школьники Петрозаводска.

Виктор, 10-й класс:

— Закон совершенно дурацкий. Был школьник с русыми волосами, отличник, на следующий день придёт с синими и таблицу умножения вспомнить не сможет? Серьезно? Я могу понять строгость в плане одежды. Например, если девушка придёт в школу в мини-юбке и глубоком декольте, то стоит обратить на это внимание. Но если школьник просто хочет выразить себя, выглядеть так, как ему хочется, то зачем запрещать это? Запрет на покраску волос или мейк могут дать родители, они имеют на это право, пока ребёнок несовершеннолетний, или хотя бы пока тот ещё не мыслит здраво. Учёбе подобное не мешает, это всего лишь внешность и способ самовыражения. Люди имеют право выглядеть так, как хотят.

Дарья, 9-й класс:

— Это достаточно некорректно со стороны власти, многие школьники сейчас окрашивают волосы в другие цвета и радикально меняют внешность, и у них есть для этого причины. Некоторые могут прятать под другим цветом седину, а кто-то, может, ненавидеть свой цвет волос. Пользование косметики в многих случаях — попытка скрыть дефекты внешности: шрамы, акне, или еще что-нибудь, влияющее на самооценку.

Саша, 11 класс:

— Лично я считаю, что это достаточно глупо и бессмысленно. Хотя бы потому, что внешний вид учащегося никак не влияет на его знания, успеваемость и уровень интеллекта в целом. Например, у меня есть одноклассницы, которые хорошо учатся, но при этом периодически носят мейк, и это никак не мешает их образованию. Это запрет на выражение своего «я», вы как будто стремитесь воспитать не отдельных индивидуальных личностей, а роботов, действующих и думающих одинаково.

Как выяснилось, у родителей инициатива одиозного законотворца тоже не нашла понимания.

Екатерина, мама 8-классницы:

— Нас уже настолько зашугали со всех сторон, что сейчас лучше молчать по всем поводам. А на выходки Милонова тем более реагировать бессмысленно. Умный пройдет мимо.

Игорь, отец 17-летней девушки и 10-летнего мальчика:

— Чего комментировать инициативы неадекватного человека? Это ведь маразм!

Татьяна, мать двоих сыновей:

— У меня два взрослых сына, они никогда не красили волосы, не использовали косметику, не прокалывали даже уши, у них нет татуировок. При этом со стороны разных школ, где учились мои дети, к ним всегда было множество претензий относительно поведения, причины которых педагоги безусловно усматривали в семье. Таким образом, прямой связи между необычным внешним видом подростка и его внутренними отклонениями от нормы поведения, которую предлагает установить депутат, не усматриваю. Розовые волосы и яркий макияж и пр. — это очевидный протест против общего, попытка проявить себя как индивидуальность. Школа — это система, очень консервативная, она навязывает свои требования и без официально закрепленного «этикета учащегося». Чем сильнее воздействие, тем радикальнее сопротивление. Я бы не проголосовала за депутата, если б подобная законодательная инициатива была заявлена в рамках его предвыборной программы.

Ирина, мать двух дочерей:

— Зачем запрещать на законодательном уровне, если есть родители? Лично мне не очень приятно смотреть на «соплю» накрашенную, а если ещё и красная помада, то это вообще без комментариев. «Разумные пределы» у всех разные. Моя хочет красить ресницы, потому что почти все в классе это делают. Тоже касается и гель-лака на ногтях — «детских ногтях». Внешний вид учеников также оставляет желать лучшего, голый живот, колготки сетка, мини-юбка. Опошлилось все! Правила поведения в школе должны быть едины для всех. Я иногда разрешаю дома намалевываться, походит, пофоткается и умывается.

Учеников выгоняют из школ за розовые волосы и толстые подошвы

Родители возмущены избыточными требованиями к внешнему виду своих чад

10.10.2017 в 20:20, просмотров: 24494

До начала учебного года всего лишь один день, и дух свободы, который вдыхали школьники все лето, прекрасно читается в их горящих глазах, накрашенных губах, татуировках и пирсинге. Вряд ли школьный дресс-код, регламентированный уставами учебных заведений, в одночасье сможет заставить ребят подровнять косые челки, обесцветить зеленые локоны и стереть вызывающий маникюр. Поэтому за дело берутся директора школ, которые прямо на пороге планируют разворачивать учеников, выделяющихся из толпы.

Похоже, история годичной давности, когда Интернет взорвался возмущенными постами родителей, повторится в сентябре, но уже не как драма, а как фарс. «Ребенка выгнали из школы! Имеют ли право?» — сотнями голосов вопрошали тогда они. «МК» решил помочь участникам образовательного процесса разобраться в этой ситуации и выяснить, на чьей стороне закон и какие «табу» школы в действительности имеют право накладывать.

«Подскажите, дочке 14 лет, покрасила волосы в розовый цвет. Имеет ли право директор не допускать до занятий в школе?» – интересуется жительница подмосковного Ногинска в социальной сети. «С недавних пор руководство школы с синдромом вахтера решило, что мои волосы слишком длинны и фактически отказывается пускать меня в школу», – собирает «лайки» 10-классник из Волгограда.

«Уже 25 лет работаю учителем. Волосы у меня длинные с подросткового возраста. Право на эту причестку я отстоял еще в 9 классе: твердая позиция, спокойный тон, убедительные аргументы», – объяснил школяру, как «гнуть свою линию», преподаватель из Воронежа. Однако среди сочувствующих постов попадаются и возгласы возмущения приверженцев строгих норм. «Какая краска в 14 лет. Сделали балаган из учебных учреждений, а потом жалуются, что успеваемость у учеников низкая. Только кто-то с медалями и хорошими аттестатами заканчивает, а кто-то с розовыми волосами на кассе сидит, вот там-то индивидуальность ваша как раз кстати», – написала одна воинственно настроенная дама.

Гле же истина? Что может быть отражено в школьном уставе, чтобы он не противоречил федеральному законодательству?

– Согласно пункту 1 статьи 51 Закона «Об образовании» образовательное учреждение создает условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья обучающихся, – разъяснил «МК» тонкости гражданского права адвокат Алексей Пецун. – Поэтому учитель ни при каких обстоятельствах не имеет право выгонять ученика с урока. Не пустить в класс – это серьезное нарушение. Директору за это грозит как минимум административное наказание.

В целом ряде российских регионов школы устанавливают избыточные требования к внешнему виду учеников, – считает депутат Госдумы Владимир Бурматов. – Например, в Курганской области в девяти школах прокуратура отменила положение о внешнем виде учащихся, потому что там была прописана совершеннейшая несусветица. У нас есть примеры, когда директора школ линейкой начинают измерять толщину подошв обуви школьников. Если бы Министерство образования издало одно-единственное разъяснительное письмо, что такое школьная форма, как приспособиться к ее внедрению, какие факторы учитывать, всего этого бардака можно было бы избежать.

Читайте также:  Предварительный договор цессии образец

Автор трудов по истории школьных реформ член Российской академии образования Анатолий Цирюльников считает, что в оценке внешнего вида школьников образовательным учреждениям пока не на что опираться.

Вопрос по поводу облика учащегося на федеральном уровне так до сих пор и не решен — это всего лишь предмет дискуссий. Но отдавать его на откуп в города, как в случае со шкльной формой (требования к форме с 2015 года должны разрабатывать региональные комитеты образования. – «МК»), откровенно говоря, страшно, потому что современные учителя, к сожалению, перестали заниматься воспитанием. Им проще установить систему запретов, чем наладить грамотный образовательный процесс. Нынешние храмы знаний – это рейтинговые учреждения. Формализм и галочки — вот что такое школы. И в них работает профнепригодный персонал, который может себе позволить за значок с фамилией Навальный обозвать ребенка предателем и приравнять этот бейджик к холодному оружию. (напомним, директор лицея №41 во Владивостоке угрожала 16-летнему школьнику Семену Голубовскому отчислением и тюрьмой за то, что он принес в школу значки “Навальный 2018». – «МК»).

На федеральном уровне никакие частности, связанные с обликом учащихся, не отрегулированы, – согласна с Цирюльниковым депутат Госдумы, в прошлом директор школы, Вера Ганзя. – Введение формы — это внутреннее дело образовательной организации. На мой взгляд, форма должна быть, поскольку единые требования к одежде дисциплинируют школьников. Но слишком ретиво подходить к вопросу школьного дресс-кода и выгонять за броскую бижутерию тоже нельзя. Нужно просто общими усилиями с привлечением родителей воспитывать у детей вкус. Каждый директор должен понимать, что в учебное время он головой отвечает за своих подопечных, поэтому идти на крайние меры и выставлять за дверь детей ни в коем случае нельзя.

Циркуляров, детализирующих аксессуары школьников, не существует и на региональных уровнях. Как не существует комиссий по этике, которые могли бы их издавать. Однако непростую роль цензоров охотно берут на себя учебные заведения, ссылаясь на письмо Минобрнауки от 28 марта 2013 года «Об установлении требований к одежде обучающихся». Там говорится следующее: «Обучающимся не рекомендуется ношение в образовательных учреждениях одежды, обуви и аксессуаров с травмирующей фурнитурой, символикой асоциальных неформальных молодежных объединений, а также пропагандирующих психоактивные вещества и противоправное поведение».

Но эта формулировка касается исключительно вопросов физической и психической безопасности. Она не дает школам законного права встречать детей по одежке и пересчитывать серьги в ушах девчонок и парней. Поэтому уставы учебных заведений, где скурпулезно перечислены вещи, которые нельзя носить, по большому счету противоречат закону. Но не во всем.

– В законодательстве записано, что образовательная организация “устанавливает требования к одежде обучающихся, если иное не установлено законодательством субъекта”. Заметьте, только к одежде, – пояснил «МК» председатель Комитета по вопросам образования, культуры и туризма Мособлдумы Олег Рожнов. – То есть, это полномочие школы, которое она должна исполнять, опираясь на задачи образовательного процесса, чувство меры, здравый смысл. Мое личное мнение, ограничения по дресс-коду должны быть, вседозволенность во внешнем виде и одежде недопустима. Если же родители считают, что руководство школы “перегибает” в этом вопросе, есть родительский комитет, который вправе заявить своё мнение директору или в органы управления образованием или в прокуратуру. В нашем регионе подобных жалоб в прокуратуру не было.

А вот в других регионах прокурорские проверки — уже нормальное явление. Буквально в начале сентября Тюлячинская прокуратура Татарстана проверила, соответствуют ли локальные требования школ к внешнему виду учеников требованиям федерального законодательства. И выяснилось, что нет. «В одной из школ администрация запретила являться на учебу с экстравагантными прическами панк и ноль. Мальчикам нельзя носить ободки для волос и хвосты на затылке, девочкам – яркий маникюр с рисунком и стразами. Всем школьникам запрещено носить массивные броши, перстни и другие украшения», – привел выдержки из местных положений о школьной форме помощник прокурора Тюлячинского района Ильнур Мухаметзянов. В итоге прокуратура потребовала от руководства четырех образовательных учреждений внести правки в свои положения. Год назад подобная история произошла в Карелии. Прокуратура Лоухского района вступилась за местных школьников, потребовав полностью отменить местные правовые акты. «В ряде школ запрещались каблуки выше 5-7 сантиметров, прописывалось, что волосы учеников должны быть естественного цвета и прибраны, макияж — неброский. Некоторые школы запрещали пирсинг, яркий маникюр и большие сумки», — пояснили в пресс-службе прокуратуры. В итоге ведомство направило в школы 17 протестов на незаконные локальные нормативные акты, 14 из них были удовлетворены.

– Требования к внешнему виду учащихся хоть и строги на первый взгляд, но, тем не менее, логичны и обоснованны, – пытается замолвить слово за «своего брата» педагог одной из подмосковных школл Нелли Красногорская. – В пределах школы ничего не должно отвлекать от занятий, поэтому здесь нужны минимализм и простота. В каждом учебном заведении действует свой определенный устав. Это нормально. А запреты прокуратур в масштабах страны носят все-таки единичный характер.

Но ей готова возразить коллега из Саратовской области Валентина Шимко:

Границы разумного, намеренно не обозначенные Министерством образования, по мнению чиновников, должны находиться у нас в головах, а не на бумаге. Пусть школьники все-таки проявят свою индивидуальность. Чтобы выглядеть стильно, достаточно добавить несколько дополнительных штрихов к своему образу: модный шарфик, галстук, леггинсы, надетые под юбку, или болеро вместо жакета. Школа не может это запретить и превратить всех в одну серую или синюю (красную, черную) массу. Кстати, в декларации прав школьника ООН черным по белому написано: «Каждый школьник имеет право самостоятельно определять свой внешний вид».

Какой должна быть форма, решают регионы, а придираться к мелочам не имеет права никто, – объясняет председатель правления Национального союза производителей школьной формы Александра Алдушина. – Недавно в Тюмени и Самаре разгорелся скандал из-за того, что девочкам запретили носить в школу брюки. И если в Самаре школьницам предоставили помещение, где они могут переодеться — снять уличные брюки и надеть форму, то в Тюмени нет. Родители обратились в прокуратуру, и в итоге запрет на брюки сняли. Что касается волос, браслетов, сережек и обуви, нет никаких нормативных актов, которые допускают такие запреты.

ЦИТАТА

Преподаватель Виктор Скоробогатов:

Какие неприятности могут грозить ученикам, которые отказываются носить школьную форму? Это зависит, во-первых, от внутренних документов школы, а во-вторых, от возраста ученика. Если, к примеру, школьное положение о форме одежды обучающихся носит рекомендательный характер, то никаких санкций вообще не последует. Однако гораздо чаще устав (или правила внутреннего распорядка, или иные внутренние акты школы) обязывает учеников посещать занятия исключительно в школьной форме (уроки физкультуры – в спортивной). При этом все ученики обязаны выполнять требования устава и других внутренних документов школы (п. 2 ч. 1 ст. 43 Закона об образовании). Закон разрешает применять меры дисциплинарного взыскания – замечание, выговор и отчисление из школы – за неисполнение положений устава и прочих локальных актов (ч. 4 ст. 43 Закона об образовании), правда, младших школьников наказывать категорически запрещено (ч. 5 ст. 43 Закона об образовании). Что же до отчисления, то такое возможно только в отношении учеников старше 15 лет, которым уже объявляли и замечания и выговор, и только за неоднократное совершение дисциплинарных проступков, и только если дальнейшее пребывание такого ученика в школе оказывает отрицательное влияние на других учеников и нарушает их права и права учителей, а также нормальное функционирование школы (ч. 8 ст. 43 Закона об образовании). К тому же процедура исключения из школы достаточно сложна (ч.ч. 9-11 ст. 43 Закона об образовании, приказ Минобрануки РФ от 15.03.2013 N 185).

Таким образом, выгнать из школы за упорный отказ носить школьную форму – довольно проблематично для школьной администрации. Такая ситуация практически невозможна. Но школа способна организовать постоянные, изматывающие напоминания о несоответствующем школьном виде, а также (ученикам 5-11 классов) бесконечные замечания и выговоры.

Разумеется, все вышесказанное относится только к случаям, когда школьник умышленно нарушает правила ношения формы. Если ребенок находится в школе без формы по извинительным причинам (таковая испачкалась, украдена, сгорела во время пожара и т.п.), никакого взыскания последовать не может (ч. 7 ст. 43 Закона об образовании). То же самое относится к случаям, когда формы у него вообще не имеется – в таком случае сам ребенок в этом не виноват, а отвечать за чужую вину (родителей, которые эту форму не приобрели) согласно российскому законодательству не допускается.

РЕЙТИНГ ШКОЛЬНЫХ ЗАПРЕТОВ

Средняя школа № 42 города Ярославль. «Использование джинсовой, вельветовой тканей не допускается. Одежда для школы не должна содержать ультрамодных деталей (сильно заниженная талия, глубокий вырез, ультраяркие тона, крупные пряжки, рюши). Запрещается ношение любой символики, одежды, прически, обозначающей принадлежность к тому или иному молодежному неформальному объединению (украшения и одежда с символикой загробного мира, напульсники, браслеты с шипами, и т.д.)».

Средняя школа №1302 города Москвы: «Запрещается использовать для ношения в учебное время следующие варианты одежды и обуви:

спортивная одежда (спортивный костюм или его детали);

одежда для активного отдыха (шорты, толстовки, майки и футболки с символикой и т.п.);

одежда бельевого стиля;

прозрачные платья, юбки и блузки;

декольтированные платья и блузки;

платья, майки и блузки без рукавов;

мини-юбки (длина юбки выше 10 см от колена);

слишком короткие блузки, открывающие часть живота или спины;

одежда из кожи (кожзаменителя), плащевой ткани;

сильно облегающие (обтягивающие) фигуру брюки, платья, юбки;

спортивная обувь (в том числе для экстремальных видов спорта и развлечений);

пляжная обувь (шлепанцы и тапочки);

обувь в стиле “кантри” (казаки);

массивная обувь на высокой платформе;

вечерние туфли (с бантами, перьями, крупными стразами, яркой вышивкой, из блестящих тканей и т.п.)».

Средняя школа №4 города Реутов: «Обучающимся школы запрещены:

трикотажные джемпера и пуловеры с аппликациями, ярким рисунком, крупными надписями;

короткие шорты, бриджи, капри;

короткие платья, юбки, сарафаны;

обувь на высоком каблуке;

футболки, майки, топы, укороченные блузки с глубоким декольте, а также любая одежда, не прикрывающая живот и спину;

кофты и свитера с капюшонами».

МЕЖДУ ТЕМ

Цветом школьной формы своих детей довольны в Подмосковье около 70% родителей. В основном мам и пап устраивают синий, серый и черный цвета. А в тех образовательных учреждениях, где в качестве дресс-кода выбрана яркая одежда, часто возникают разногласия между родительскими комитетами и школьной администрацией.

Как стало известно «МК», порядка 35% учебных заведений Московской области выбрали цветом школьных костюмов синий, и это устроило практически всех участников образовательного процесса. По словам дизайнеров, это крайне удачный вариант для школьной формы, поскольку синий — цвет силы и организованности. Примерно 10% остановились на черном (универсальный, нейтральный, строгий), 30% — на сером (настраивает на рабочий лад), 5% — на бордовом (как символе активности), 5% — на зеленом (он успокаивающе действует на психику), остальные школы с этим вопросом еще не определились. Жестких предписаний у них нет — там можно носить любую деловую одежду, главное, чтобы выглядела она официально.

Самыми «обиженными» в итоге оказались родители, вынужденные подыскивать зеленую форму. «Почему старшеклассники гимназии должны будут ходить в зеленых пиджаках, как лягушки? — высказала свое возмущение в соцсетях жительница Клина. — А в 9-й школе при этом форма черная. У них что, привилегии?»

Еще в политике учебных заведений родителей раздражает нерешительность. Порой школы определяются с цветом формы только в августе, перекраивают уже устоявшиеся порядки и заставляют учеников «менять масть». Тогда мамы и папы ударяются в панику. Например, в одной школе Жуковского в срочном порядке переходят с зеленой на синюю форму, а в другой — с синей на серую. «Я, зная неторопливость наших педагогов, дождалась, когда же они, наконец, разродятся цветовым решением, — рассказала «МК» жуковчанка Лада Викторова. — Но многие родители не стали тянуть и купили форму заранее. Не угадали. И на их вопрос, что делать, им ответили: купите новую. И вот еще один возмутительный факт: в начальной школе цвет формы должен быть темно-синим, в старших классах — черным. Почему нельзя наконец прийти к единообразию цветовой палитры?»

Читайте также:  Образец ходатайства о благодарственном письме губернатора

А учителя тем временем прислушиваются к мнению психологов, которые утверждают, что учеников начальной школы могут угнетать смоляные оттенки. А вот уже в средней школе мрачный черный, наоборот, настраивает на серьезный лад.

Заголовок в газете: Девочкам с голубыми волосами вход воспрещен
Опубликован в газете “Московский комсомолец” №27771 от 31 августа 2018 Тэги: Школа, Пожар, Спорт, Дети , Казаки Организации: ООН Минобрнауки Места: Москва, Владивосток, Карелия, Воронеж

«Учителя ругали из-за цвета волос»: что делать, если ребёнка обижают из-за внешности

В средней школе № 4 Сосновоборска Красноярского края учителя затравили мальчика из-за причёски. Ребёнок сделал стрижку, как у любимого футболиста, но педагоги назвали её «нацистской» и предложили родителям перевести сына на домашнее обучение. Случай вызвал ажиотаж в обществе — в соцсетях запустили тег #ProkhorNeedYourHelp, а мальчика поддержали даже знаменитости.

Сталкивались ли кузбассовцы с травлей со стороны учителей, имеет ли право директор выгнать из школы из-за внешнего вида и что делать, если ученика по этой причине обижают педагоги, разбирался корреспондент A42.RU.

«Какое дело учителям до цвета волос»

В одной из кузбасских школ, где училась Анастасия Т., до 10 класса не было формы и требований к внешнему виду. Но когда в учреждении сделали ремонт, родителям советовали купить форму. Чтобы привлекательно смотрелись не только школьные стены, но и дети.

— Разработали единый стандарт. Сочетание цветов было неплохим, но сама форма выглядела не лучшим образом. Первоклашки носили, а нам, в 10-11 классе, не хотелось в такое наряжаться — максимализм прёт. Старшеклассники постоянно устраивали бунт: флешмобы, когда ученики поголовно приходили в красном или жёлтом. Учителя сначала выгоняли с уроков, но потом поняли, что это бесполезно. Тогда разрешили носить что-то своё, но строгое. Такая альтернатива старшеклассников устроила, — рассказала Анастасия.

Если ввести форму — это право школы, то вмешательства со стороны учителей в другие параметры внешности кажутся сумасбродными.

— Лет в 14 я перекрасилась из блондинки в чёрный цвет — расцвет субкультур, хотелось быть крутой. Это было шоком для родителей, когда зашла в ванную с одним цветом волос, а вышла с другим. Но не думала, что это произведёт такой «фурор» среди учителей. Классная руководительница гнобила из-за цвета волос, говорила, что мне не идёт, что выгляжу глупо, что пожалею. Вызывали к директору даже — мама не пошла, сказала, что её дочь может краситься как хочет. До сих пор не понимаю, какое дело учителям до цвета волос, — вспомнила кемеровчанка Ирина Г.

Родители вынуждены обороняться от тех, кто критикует их детей за внешность. К подобному готова мама из Кемерова Анна Горелик. Шестилетний сын захотел афрокосы.

— Я носила афрокосы, сыну понравилось. А у него была стрижка андеркат. Мы вплели рыжие афрокосы, как ребёнок и хотел. Узколобые твердили, что косы носят только девочки. А люди с типом мышления, склонном к развитию, говорили, что это круто и красиво. Руководство сада даже не заикалось, потому что я умею постоять за себя и своего ребёнка. У гражданина РФ есть право на свободу самовыражения, не оскорбляющего ничьи чувства. Считаю, что никто не должен ни доказывать, ни сообщать своего мнения, если его не спрашивают, — сообщила Анна.

Нарушение ли?

Согласно закону «Об образовании», школа должна создать условия, гарантирующие охрану и укрепление здоровья учеников. Поэтому на федеральном уровне у преподавателей нет права выгонять учеников с урока ни при каких обстоятельствах. В том числе за неподобающий внешний вид. По факту: детей, которые живут близко от школы, отправляют домой переодеваться.

Письмо Минобрнауки от 28 марта 2013 «Об установлении требований к одежде обучающихся» обязывает учеников носить форму. Согласно документу, вид одежды, цвет и фасон определяет орган государственно-общественного управления образовательной организации: совет школы, родительский комитет, классное, общешкольное собрание и так далее.

— Обучающимся не рекомендуется ношение в образовательных учреждениях одежды, обуви и аксессуаров с травмирующей фурнитурой, символикой асоциальных неформальных молодёжных объединений, а также пропагандирующих психоактивные вещества и противоправное поведение, — говорится в письме.

При этом на федеральном уровне нет документа, который предписывал бы ученикам носить определённый цвет волос или причёску, запрещал бы прокалывать нос. Подобные запреты вводят некоторые школы. Например, в Карелии прокуратура потребовала отменить ограничения, связанные с пирсингами, маникюром и экстравагантным видом школьников в нескольких образовательных учреждениях.

— В ряде школ запрещались каблуки выше 5-7 см в зависимости от школьного звена — чем старше, тем длиннее позволялись каблуки. Прописывалось, что волосы учеников должны быть естественного цвета и прибраны, макияж — неброский или же должен отсутствовать. Некоторые школы запрещали экстравагантные стрижки, пирсинг, яркий маникюр и большие сумки, — рассказали в прокуратуре Лоухского района Республики Карелия.

Конфликт воспитания

В школе Сосновоборска Красноярского края учителя объяснили свои действия с мальчиком с «нацистской» причёской внутренним положением учреждения. 2 сентября вступило в силу правило, которое запрещает красить волосы в яркие цвета. По мнению психолога, пренебрежение этими требованиями, как правило, идёт от семьи.

— Сейчас молодые люди раньше формируются за счёт открытой информации, в том числе активнее идёт сексуализация. Но ребёнку нужно устанавливать границы, иногда жёсткие. Школа подразумевает соблюдение определённых требований. В чужой монастырь, как говорится, со своим уставом не ходят. Родители должны учитывать это, когда ребёнок собирается в школу. Если они допустили, что мальчик нарушил правила, значит, они сами их не принимают. Всё начинается с семьи, — пояснила аналитический и семейный психолог Ольга Замазий.

По словам учителя биологии кемеровской школы № 54 Андрея Цеттеля, сейчас в вопросах внешности часто происходит конфликт воспитания. Сталкиваются учителя, которые преподают в школах (в основном старшее поколение, так как молодёжь не стремится в педагогику), и дети, которых воспитывают люди, рождённые в 90-е. Становление личности последних происходило уже в другой стране, у них другие понятия приличия.

— Когда сам учился в школе, то подвергался травле из-за внешности. Я был рэпером — носил широкие штаны с мотнёй до колена, кепка с прямым козырьком, одежда на 5-6 размеров больше. В 8 классе проколол ухо. Тогда началась вакханалия. Одноклассники меня оскорбляли, причисляли к сексуальным меньшинствам. Учителя то же самое говорили. Эту серьгу даже выдирали, слава богу, ухо не порвали. Но сейчас такого нет. Общество стало более терпимым. И то, что является самовыражением, списывается в рамки дозволенного, — рассказал Андрей Цеттель.

Также учитель говорит: введение строгих правил относительно внешнего вида (за исключением формы) — довольно проблематично для школы и самих родителей.

— Если есть подобный устав, то это, скорее, какая-то закрытая школа должна быть, в которой дети не покидают её пределы, подчиняются внутреннему распорядку. В обычной школе такое провернуть вряд ли получится. Нельзя ввести такие правила и выдать родителям на школьном собрании, мол, вот, вы должны соблюдать каждый пункт. Это лишняя головная боль, в первую очередь, для самих родителей. Им проще будет в другую школу отдать детей, — рассказал Андрей Цеттель.

В другой кузбасской школе существует такой регламент. В нём прописаны требования к форме, а также правила: никакой экстравагантной причёски и яркого маникюра.

— С положением о школьной форме учащихся можно ознакомиться на сайте. Администрация, учителя, классные руководители и совет лицеистов проводят огромную работу с учениками и родителями. Например, проходят рейды совета лицеистов по классам, где учащихся проверяют на наличие школьной формы, затем формируется рейтинг классов. Это всегда стимул для ребят ходить в форме и не подводить весь класс. Случаев, когда они намеренно одеваются по-другому, ни разу не было. Конечно, у всех разные финансовые возможности. Поэтому у девочек могут быть не прямые классические юбки или отличаются по оттенку. Но мы не придаём этому значения. Главное, чтобы одежда была похожа на школьную форму. Бывало, дети приходили с разноцветными волосами. Мы удивлялись, но опять-таки не делали из этого катастрофы. Беседовали с учениками и родителями, после чего дети перекрашивали волосы в нормальный цвет, — рассказала заместитель директора по учебно-методической работе лицея № 17 в Берёзовском Анастасия Чаурова.

Что делать?

Разумнее всего — соблюдать дресс-код, установленный школой, не провоцировать учителей на конфликт. В причёсках, макияже, маникюре руководствоваться здравым смыслом. Это избавит от проблем и ученика, и его родителей, считают специалисты. Ведь ответственность за внешний вид ребёнка всегда несут родители.

— Иногда ученики спрашивают про стиль, одежду. Я всегда говорю, что лучше подчиняться родителям, но вносить в это немного своей личности. То есть находить компромисс. До 18 лет за детей отвечают родители, а создавать им лишние проблемы из-за внешнего вида не стоит. Кидал ссылки на модные блоги, где стилисты рассказывают, как одеваться в школу, просил показать их родителям. Там нет никакого эпатажа, которые представляют люди, когда говорят о моде, — рассказал учитель Андрей Цеттель.

Также психологи советуют родителям разобраться в собственных проблемах. Зачастую именно они становятся причиной каких-то стычек учителей и детей.

— Проблема неоднозначная и судить о ней, не зная ситуации и участников, точно не стоит. С одной стороны, родители должны быть на стороне своего ребёнка. С другой — школа на то и школа, чтобы воспитывать и образовывать. Если учитель не авторитет, то зачем отдавать ребёнка к такому учителю? Дискредитация учителей не благо ни для общества в целом, ни для учеников. Поэтому могу лишь посоветовать родителям то, что всегда рекомендую в похожих случаях: возникла проблема с ребёнком — идите к психологу сами. Не детей водить по разным инстанциям, не по прокуратурам ходить, а постараться вовремя разобраться, что они упускают в жизни и воспитании собственного ребёнка, какую их проблему он отражает, — считает кемеровский психолог Светлана Рябова.

Мария Зеленова, клинический и кризисный психолог АНО «БО «Журавлик» и программы Травли NET

В травле нет ничего правильно. Она как явление имеет цель — унижение человеческого достоинства. Травля — это не противный комментарий, а многократные агрессивные действия, вербальное, физическое и/или психологическое насилие.

Устав может запретить определённую одежду и дать рекомендации по внешнему виду учеников, а учителя могут на него ссылаться в конфликтных ситуациях. Но когда речь идёт о дискриминирующих, уничижительных и агрессивных высказываниях, мы понимаем, что дело не в правилах. Когда травлей заряжен класс, а учитель заинтересован в решении проблемы, избавиться от агрессии проще. Если травлю провоцирует сам учитель, всё намного сложнее. Это иерархичные отношения, заочно не равные. В таком случае два пути: родители могут встать на сторону учителя и критиковать ребёнка или же яро защищать своего отпрыска, не всегда сохраняя объективность.

При общении с детьми не нужно забывать, что они такие же личности, как и взрослые. Любой вопрос должен решаться в уважительном дипломатичном ключе с ровным тоном. Это касается учителей, которые для детей являются значимыми взрослыми. Они подают пример.

Родителям важно научиться понимать права и обязанности как в школе, так и за её пределами. А ребёнок должен знать свои границы и не нарушать их. Дети, понимающие это, не испытывают проблем, чтобы сказать: «Не кричите на меня», «Мне это не нравится», «Хватит». Не получится уберечь от всех бед ребёнка, но надо установить с ним доверительные отношения. Попав в неприятности, он в первую очередь пойдёт к своим родителям. Это тоже важный момент. В отношениях «ребёнок-взрослый» сила всегда на стороне взрослого, поэтому ребёнок должен обратиться к родителям, чтобы ситуация поменялась на «взрослый-взрослый». Тогда конфликт можно решать более адекватно. Но взрослые могут не отличаться дружелюбием друг к другу. Поэтому, прежде чем научить кого-то чему-то, всегда лучше обратиться к себе. Открытое, доброе и ответственное отношение друг к другу, понимание своих собственных границ и уважение границ другого, осознание общих целей и правил, комфортных для каждого — это и есть основа спокойного безопасного общения в любом коллективе

И помните, что не допустить до уроков ученика, пришедшего без формы и с необычным цветом волос, школа не может. Главное в деятельности учреждений — оказание образовательных услуг, что никак не связано ни с цветом волос, ни с одеждой, ни с длиной ногтей.

Ссылка на основную публикацию