Бондарев антон владимирович белгород биография год рождения

Бондарев Антон Владимирович

Резюме

Руководитель объединённых в одно юридическое лицо — ОГБУЗ «Городская больница № 2 города Белгорода» — двух больниц областного центра.

Медиапортрет

Будем откровенны, поначалу был в замешательстве. Когда попадаешь на новое поприще, приходишь работать в такой большой коллектив — а он у нас полуторатысячный, понимаешь, что придётся очень много работать, но не понимаешь, с чего начинать. Если говорить о первом дне, конечно, для меня это был в определённой степени стресс — я же живой человек. Но в целом… знакомство с коллективом. Знаете, что поразило, для меня было странным, когда к тебе приходят знакомиться подчинённые и начинают говорить в таком духе: «Я готов работать, а вот к этому и этому присмотритесь…»

Я убеждён, что человек должен непрерывно расти. Постоянно учиться, совершенствовать навыки. Но, наверное, не это главное. Главное – цели, которые ты ставишь, к которым идёшь, и, выполнив которые, получаешь определённые знания и опыт. А достигнув чего-то, вырастаешь над собой. Моя цель на сегодняшний день – сделать это заведение одним из лучших учреждений здравоохранения в Российской Федерации.

Главная наша задача — создать максимально комфортные условия для пациента. Но, что не менее важно, — медперсонал, врачи в нашем медучреждении должны также работать в достойных условиях, на лучшем оборудовании. Вот тогда мы сможем сказать, что сделано всё, чтобы достигать максимально высоких результатов и спрашивать, требовать эти результаты. У нас работают лучшие специалисты, что бы там ни говорили из-за тех событий, которые прославили нашу больницу в 2015 году, прогремев на всю страну… И уже сейчас мы начинаем спрашивать так, чтобы и пациент видел, что идут изменения, и сами сотрудники понимали, что другого пути нет: только вперёд, только к позитивным изменениям!

Очень много было разговоров о том, что мы пачками увольняли сотрудников. Во-первых, мы никого не увольняли, за исключением может быть одного-двух случаев, когда люди, действительно, бессовестно относились к работе и руководителю своего подразделения. Нас покинули те, кто не захотел работать по новым правилам. Сегодня, я считаю, у нас очень комфортно. Процентов 90 персонала остались. Я уверен, нужно людям дать возможность всё взвесить и принять решение, а в нашей ситуации — ещё и произвести переоценку ценностей. Ещё раз повторюсь, медицина сегодня очень консервативная отрасль. И если специалист привык так работать, ему тяжело перестроиться.

Есть такой хороший мультфильм «Каникулы в Простоквашино». Помните, как персонаж почтальон Печкин говорил: «Это почему я такой злой был, потому что у меня велосипеда не было»… Да, были моменты, связанные с нашими коллегами, когда где-то кто-то грубо ответил, не обратил внимания и т. п. Но сегодня у них есть стимул меняться. Появляется возможность работать в новых условиях, на новом оборудовании. На врачей стали обращать внимание. Многих поддерживаем с поездками на конференции, на учёбу. У них появилась мотивация. И мы видим, как трансформируется наш коллектив — быстрым образом, в лучшую сторону по отношению ко всему: к труду, к коллегам, но в первую очередь — к пациентам.

Я всегда говорю так: «Медицина для пациента». А у нас, будем говорить открыто, специалисты считают, что медицина — для них. Это — неправда. Потому что медики — врачи, медсёстры — это специалисты, которых профессия призвала помогать людям. Поэтому медицина для него — для пациента. А врач — слуга, слуга этой профессии, и тот человек, который должен помочь.

Иногда пациенты приходят изначально агрессивно настроенными. Почему? — Где-то кто-то когда-то в поликлинике им нахамил, потом в другом медучреждении врач был не добр или медсестра, и у них на подсознании формируется, что медицина — вообще беда. А люди, которые в ней работают — нелюди. Это и есть та большая пропасть между пациентами и медперсоналом. И она будет расти дальше, если мы будем продолжать так себя вести.

Реконструкция самой больницы — дело хорошее и давно назревающее. Мы сейчас стоим на пороге, когда и медицина должна меняться, и люди. Нужна ещё и реконструкция внутри. Должен быть другой подход к пациенту. Я призываю и говорю о том, что пациент — это номер один! Что бы ни случилось, он пришёл к вам — он номер один. Нужно быть максимально приветливым, вежливым, воспитанным. Ведь на 50 % слово помогает выздоровлению. Пациент из-за незнания, что происходит в организме, боится того состояния, к которому он сам себя порой привёл. Стресс, эмоциональная нагрузка, ещё что-то… Поговори с пациентом — ему легче. Сделай диагностику, объясни для чего — ему ещё легче, а потом поговори о результатах диагностики. Всё очень просто: разговариваем, общаемся, качественно, квалифицированно, профессионально оказываем помощь.Так должно быть.

Нужно сказать, что приёмный покой — это отделение скорой помощи. Это всё-таки распределение пациентов по тяжести их состояния. В российской теории есть деление на три вида: красный, жёлтый, зелёный; в международной — вместо красного — оранжевый. Так как мы стремимся идти в ногу со временем, у нас оранжевый поток — это тяжёлый пациент с нарушением витальной функции (функции жизнеобеспечения — прим. ред.), жёлтый — тяжёлый, но без нарушений витальной функции, и зелёный — это пациент, который поступил на своих ногах либо по самообращению с неотложным состоянием, если не может обратиться в поликлинику по той причине, что она уже не работает.

Приёмный покой — это именно то звено, которое является нашим лицом. Я за ним постоянно слежу. Как мы пациента приняли, как оказали ему помощь, как диагностировали, назначили лечение, какие дальнейшие действия определили. Либо он уходит домой с рекомендацией к семейному врачу, либо идёт в отделение, либо, к сожалению, он может отправиться в реанимацию, если тяжёлое состояние, или на операционный стол.

Наше офтальмологическое отделение — одно из лучших в Черноземье. Отделение достаточно перспективное и в объёме медицинской помощи, в том числе высокотехнологичной. В будущем мы планируем развернуть офтальмоцентр на первом этаже с отдельным входом для того, чтобы пациентам было комфортно и удобно размещаться, проходить диагностику, определяться с дальнейшей тактикой лечения.

Ситуация не совсем простая, потому что для некоторых это было определённое удивление, даже, я бы сказал, шок. Особенно для младшего персонала, для некоторых специалистов. Но мы на сегодняшний день уже сделали первый шаг — хирургический профиль первой городской больницы — все хирургические отделения, все операционные, за исключением пока только нейрохирургии — переехали на эту базу.

Каждая операционная должна работать как конвейер, чтобы обеспечить помощь наибольшему числу людей, но при этом — с максимальным качеством и быстрым восстановлением. Первая операция начинается в 8:15. Благодаря нашей диагностике, замене скальпеля на лазер, мы примерно понимаем, сколько будет длиться операция. Это европейский подход.

Помните мультфильм про доктора Айболита? Приходи ко мне лечиться и корова, и волчица… В первую очередь в моём рисунке врача доктор — это человек, который способен найти подход к каждому пациенту — вежливый, добрый, отзывчивый, уравновешенный. Ведь что такое лечить? — 50 % выздоровления — это слово. То, как ты с пациентом разговариваешь, так ему и будет ощущаться. К примеру, мы же не можем всё знать. Каждый день меняются препараты, технологии, да и болезни становятся более «интересные»… Мир не стоит на месте. Но если ты где-то не знаешь, нельзя показать это пациенту. Нужно его наоборот подтолкнуть на выздоровление. Чем? — Разговором, общением.

Городская больница №2

  • ул. Губкина, д. 46Белгород , Западный округ

Городская больница №2 Белгорода была открыта в 1975 году и сегодня является одним из ведущих многопрофильных медучреждений города по оказанию экстренной и плановой специализированной помощи взрослому населению.

В составе ГБ №2 функционирует поликлиника №7 (с дневным стационаром) и круглосуточный стационар, в котором развернуто 15 специализированных отделений, 6 диагностических и вспомогательных служб.

Услуги

В городской больнице №2 оказывают амбулаторно-поликлиническую и стационарную медицинскую помощь по различным профилям. Приоритетными направлениями являются: отоларингология, микрохирургия глаза, колопроктология, гастроэнтерология, офтальмология, хирургия, травматология и ортопедия, неврология, пульмонология, урология, гинекология. В офтальмологическом отделении проводят операции при катарактах с имплантацией искусственных хрусталиков; в травматологическом отделении – эндопротезирование тазобедренных суставов, артроскопическую коррекцию патологии коленного сустава, операции по эндопротезированию коленного сустава; в гинекологическом отделении широко применяются лапароскопические операции, операции по лечению бесплодия; в урологическом отделении проводят литотрипсию при мочекаменной болезни, лапороскопические операции на кисты почек; в отоларингологическом отделении внедрены радикальные операции при опухолях глотки и гортани, микроэндоскопические операции на пазухах носа; в ревматологическом отделении проводят биологическую терапию, лечение иммуносупрессивными средствами.

Проезд

До 2-й больницы можно проехать троллейбусом №15 или маршрутными такси №13, 15, 33, 36, 43, 129.

ОМС, ДМС, наличные, банковская карта.

Врачи городской больницы №2

Отзывы о 2 городской больнице

Отношение в хирургическом отделении к поступившим по скорой! Вызвали маме (70 лет) скорую с подозрением на панкреатит. Отвезли ее в больницу. Молодой врач-хирург после пальпации и анализов поставил диагноз “аппендицит” и тут же отправил на операцию (у мамы по всем симптомам поджелудка). Поразило нечеловеческое отношение к пациенту, прибывшему с приступом по скорой вечером 17.01.2020: в приемном отделении ее отправили на улицу в магазин через дорогу за бритвой! Это уму непостижимо!

Мама от операции отказалась и отправилась домой с целью с утра поехать к нормальному врачу, сдать анализы, по которым можно определить проблемы с поджелудочной.

Отзыв удалён автором 13.01.20г

С большой признательностью хочу выразить слова благодарности заведующему урологическим отделением 2 городской больницы Осипову Павлу Георгиевичу за его сплоченную команду профессионалов. Я, Анохина Людмила Васильевна, поступила в урологическое отделение по “Скорой помощи”, из района. На приёме врач-уролог Рожков Сергей Геннадьевич очень своевременно и правильно определил диагноз, назначил необходимые исследования. Лечащий врач Бобенко Игорь Анатольевич оказал мне психологическую и моральную поддержку в тот момент, когда я больше всего нуждалась в ней. Вместе со своими коллегами объяснил необходимость проведения дооперационной процедуры (установка нефростомы). Особую благодарность хочется выразить врачу-урологу Новикову Александру Викторовичу за теплое, душевное отношение к пациентам и применение современных методов лечения. Проведенная им операция совместно с анестезиологом-реаниматологом Ишутченко Андреем Геннадьевичем и бригадой операционных медсестер выполнена была великолепно, судя по послеоперационному состоянию и быстрому восстановлению. А также хочется поблагодарить весь медицинский и обслуживающий персонал урологического отделения. За их теплоту, заботу, внимание и профессиональное отношение к больным. Я впервые увидела качественное обслуживание пациентов. Желаю вам оставаться такими же человечными и терпеливыми, несмотря на капризных, трудных пациентов и невероятно тяжелую ответственную работу. И еще раз огромное спасибо за ваш героический, самоотверженный труд! Всем здоровья, удачи в Новом 2020 году!

Близится 2020 год. Начало декабря, первый снег – усилена травмоопасная обстановка. Коллектив травматологического отделения №1 работает в напряженном ритме: операции, перевязки, уколы, процедуры – все по распорядку. Коллектив возглавляет Башук Илья Павлович, и под его руководством отличный отряд неравнодушных людей-хирургов-ортопедов, медсестер и так далее. Заботливое отношение, профессионализм отличают коллектив. Казалось бы, все стандартно, но, если будете идти по ул. Губкина к больнице №2, то пройдете по аллее голубых елей посмотрите табличку: во главе группы, заложивших аллею, И. П. Башук- и здесь не обходится без романтики. Мы, пациенты палаты № 704 (с 25.11.2019 по 1012. 2019) благодарим и поздравляем коллектив травматологического отделения №1 с наступающим Новым годом и желаем всему коллективу отделения успехов в их нелегком труде, счастливой семейной жизни, а также здоровья. В. П. Шевченко – пенсионер, С. И. Куценко – рабочий, А. Г. Гордиенко – рабочий, В. Ф. Новиков – песионер.

Читайте также:  Норма территории для дворника

Антон Бондарев: Через год-полтора мы войдём в топ 10–15 лучших клиник России

Руководство горбольницы № 2 Белгорода – о ремонтах, операциях, коллегах, пациентах и мечтах

Команда во главе с Антоном Бондаревым пришла к управлению горбольницей № 2 два года назад, 6 апреля 2017-го. Начался процесс реформирования медучреждения, который до сих пор вызывает в обществе немалый резонанс. Сегодня главврач подводит промежуточные итоги работы.

По примеру Татарстана

«Тогда мы сразу посмотрели изнутри, что в больнице нужно менять технологически и визуально. И первым делом взяли такое непростое структурное подразделение, как приёмное отделение. Многие помнят тот страшный коридор, в котором висели несколько лампочек Ильича, собирались кучи каталок с охающими, тяжёлыми больными. Это было непонятно что вообще», – вспоминает Антон Бондарев.

В те дни произошло и первое знакомство с Резидой Каримовой. Нынешний начмед –заместитель главврача по медицинской части – приехала в Белгород из Татарстана. Там она руководила больницей скорой медицинской помощи Набережных Челнов. Одной из лучших, по мнению Бондарева, клиник РФ.

Их первым совместным проектом стала модернизация приёмного отделения. Сделали как в Набережных Челнах, по общепринятому в развитых странах принципу медицинской сортировки поступающих больных. Пациентам с лёгкой, средней степенью тяжести и тяжёлым помощь оказывается настолько быстро, насколько требует их состояние. Одним –почти моментально, другим в течение получаса. А лёгкие пациенты, которые пришли и могут уйти на своих ногах, ждут в зале ожидания.

Цветная разметка на полу указывает направление движения к нужным специалистам.

«За 2018 год через новый приёмный покой прошло 68 тыс. пациентов, – подчёркивает Каримова. – И они не просто пришли на осмотр доктора. Они прошли полный диагностический комплекс исследований. 23 тыс. из них были госпитализированы, а остальные ушли удовлетворёнными».

«Современно и главное – правильно»

«Мы сделали приёмное отделение современным, высокотехнологичным. И самое главное, с точки зрения оказания первой помощи пациентам – правильным, – уверен Бондарев. – Сделали современное реанимационное отделение по типу «ромашки» с центральным постом, вокруг которого размещены 12 оснащённых коек. Операционный блок у нас теперь тоже, можно сказать, уникальный. В нём есть 3D-операционная, из которой можно транслировать ход операции. В мае-июне мы проведём международную конференцию по урологии, где из этой операционной будет на весь мир транслироваться одна из высокотехнологичных операций, которые теперь можно проводить в нашей больнице».

Внедрены рентгенэндоваскулярные методы лечения в урологии. Камни из желчного пузыря удаляют неинвазивным методом – с помощью волновой терапии. А к августу 2019-го в больнице обещают полностью дооснастить диагностический блок.

«Раньше он был на втором этаже, и пациенты из приёмного покоя проходили целый квест, чтобы туда добраться. – вспоминает Бондарев. – Теперь это будет современное диагностическое отделение, в котором ждут и пациентов из планового потока, из поликлиники, которым нужна дополнительная диагностика. Ждут и выздоравливающих в стационаре, которым нужна диагностика после лечения или операции. И тем, кто по своему желанию хочет обследоваться, мы будем оказывать здесь услуги, но уже платные».

Хайпу наперекор

Хирургический корпус второй горбольницы в 2018 году отметил 30 лет. Сегодня почти окончен ремонт второй части хирургического блока.

«При этом мы ни на секунду не останавливали ни госпитализацию, ни оказание помощи ни по одному направлению, – говорит Бондарев. – Работы осталось на несколько дней, буквально финальные штрихи. И хотя некоторые выкладывают в соцсетях фотоснимки недоделок – всё это не более чем хайп, желание произвести шум. Нормы содержания больных не нарушаются, в палатах у них есть всё основное. А мелкие недоделки с каждым днём устраняются, скоро их не будет. Гораздо большего внимания достойно то, что ремонт 26 тыс. кв. м мы сделали за рекордные полтора года, не останавливая нигде своей работы».

Начмед Резида Каримова подчёркивает: можно было бы месяц-полтора не класть пациентов в не совсем доделанные помещения. Но тогда люди не получили бы помощи на том оборудовании, которое на сегодня уже готово к эксплуатации.

«Если пациентам не нравится торчащий где‑то провод для будущего плафона (кстати, полностью изолированный и безопасный), он мог не ложиться в больницу, но болезнь развивалась бы дальше. А наша задача – спасти пациентов, улучшить качество их жизни», – напоминает она.

«Включили новый кран впервые – ну, что‑то где‑то покапало. Быстро устранили, больше не будет капать», – так характеризует Бондарев масштаб проблем.

Не все реформы встретили одобрение у медперсонала. Некоторые жаловались, называли «рабским трудом» необходимость работы по графику сутки через двое и на разных площадках: то в центре города (в первой горбольнице), то на Харьковской горе.

«Людей в чём‑то можно понять: за десятки лет они прикипели к своему месту работы, к определённым порядкам. Кому‑то неудобно ездить на другую площадку. С этим, к сожалению, мы ничего сделать не можем. Как ни объясняли, что люди получают новое хорошее рабочее место, с хорошим оборудованием, как ни уговаривали – люди против», – сожалеет Бондарев.

Тем не менее, по словам главврача, речь не идёт о массовом увольнении медработников больницы. Ушло порядка пяти человек среднего медперсонала. Причины житейские: одной неудобно добираться на Харгору из северной части города, другой – из посёлка Октябрьский.

«Третий человек, как оказалось, давно советовался с семьёй, вынашивал идею уйти с работы в напряжённом режиме анестезиологии и реанимации, и именно сейчас решил её реализовать, – дополняет Резида Каримова. – И ещё одна причина увольнений – неспособность двух пожилых сотрудниц работать с IT-технологиями, с компьютером, вести электронную документацию. Но медицина в дальнейшем будет идти только по пути IT-технологий».

Проблема в менталитете

Руководство горбольницы № 2 сетует на косность некоторых сотрудников.

«Сегодня всё должно быть около пациента, – уверен Антон Бондарев. – Пациент всегда прав. Он поступает – медсестра и врач к нему, диагностика, внимание всё к нему. А у нас были приняты устои какие‑то, наверное, советские: всё вокруг медперсонала. Мы переходим на другую систему, когда всё делается для пациента. Когда всё должно быть электронное, и пациент в своём телефоне может видеть свою историю болезни, результаты анализов, протоколы исследований».

По словам Каримовой, в России есть регионы, которые по некоторым видам технологий опережают Белгородскую область на 5–10 лет. Например, в горбольницах № 1 и 2 не выполняется эндоскопическая аппендэктомия – аппендицит режут по старинке скальпелем. В то время как в институте Боткина 93 % аппендэктомий выполняются эндоскопически, и пациент на следующие сутки уходит домой. Перфоративные язвы, грыжесечения тоже делаются традиционными методами.

«С этими операциями сталкивается, наверное, каждый десятый житель региона. Пусть не обижается врачебное сообщество нашего города, но это факт, – констатирует Каримова. – Мы в Татарстане достигли очень высокого уровня менеджмента качества. Здесь этого невозможно достичь без изменения менталитета медицинского персонала. А здесь я часто слышу: «У нас всю жизнь так было», «Так исторически сложилось».

Мировое здравоохранение, по словам медиков, развивается иным путём. И Россия всё больше приближается к международным стандартам. В Белгороде, как говорит Каримова, всё это «очень дискутабельно».

Медицина по‑голливудски

Примеры того, как всё должно быть, Резида Каримова видит даже в голливудских фильмах.

«Вы посмотрите: там с мигалкой скорая приезжает, пациент сразу попадает к целой группе врачей и медсестёр, его перекладывают на каталку, все бегут, по пути всё обсуждают, проводят диагностику, вывешивают массу капельниц, завозят пациента в шоковую, операционную палаты. Вот к чему мы стремимся в нашей клинике».

В итоге, любой пациент, попадая в горбольницу № 2, должен двигаться в строгих временных интервалах, пройти все необходимые диагностические исследования, получить высококачественное лечение. И главное – полностью завершённое, без необходимости долечиться в других клиниках, в Москве или за границей.

«Больница скорой медицинской помощи Набережных Челнов, где я внедряла все эти технологии, дважды аккредитована международными экспертами. И мне бы очень хотелось, чтобы через полтора-два года данной клинике также была дана высокая оценка Росздравнадзора и международных экспертов, – признаётся Каримова. – Здравоохранение в мире развивается быстрее, чем все остальные отрасли. И строя эту клинику, нужно прогнозировать на 15–20 лет вперёд, чтобы она была функциональной и сохранила свои возможности».

Пациенты тоже хотят этого и они довольны проводимыми изменениями, уверен главврач Бондарев. Критика в Интернете, по его мнению, не более чем чей‑то хайп.

«А насчёт отношения медперсонала к реформам я бы посоветовал пообщаться с коллегами из первой горбольницы, с которой изначально пошли все изменения. Спустя полтора года многие очень довольны. Они работают по‑другому, на другом оборудовании, по другим подходам. И рады тому, что это случилось».

Что будет с первой горбольницей?

По словам Каримовой, врачам из горбольницы № 1 после присоединения ко второй сегодня очень трудно – морально, психологически, теоретически. Им будут помогать лекциями, обучением, тренингами. Адаптироваться к новым условиям работы медикам горбольницы № 1 предстоит ускоренными темпами, считает Каримова.

«Другого выбора нет, – согласен Антон Бондарев. – Мы, как команда, пришли сюда не просто болтать и махать флагами. Мы должны догонять мировую медицину, быть в тренде, проводить современные операции, без разрезов. И на днях сделали уникальную операцию по удалению гортани лазером. Если мы не будем ничего менять, то разве что‑то изменится? И начать мы должны с себя».

Горбольница №2 вводит производственные нормы по образцу компании Toyota. Например, короткие пятиминутные планёрки стоя вместо часовых расслабленных бесед. Врач должен быть у койки пациента или в операционной – уверены руководители.

«Сейчас нет персональной ответственности медсестры за пациента, – отмечает Резида Каримова. – Одна отвечает за уколы, другая за перевязки, третья за кормление или подачу таблеток. А зарубежная медсестра отвечает за уход, гигиену, реабилитацию, первичную и динамическую оценки, выполнение врачебных манипуляций. Мы тоже внедряем технологию универсальных медсестёр. Да, людям тяжело, но за полтора года горбольница № 2 это преодолела. Это предстоит и коллективу первой горбольницы. Растут и объёмы работы, некоторые операционные работают в две смены. Но это чтобы все технологии достались всем пациентам, а не так: кому‑то достанется, а кому‑то нет».

Смешение коллективов двух больниц, по замыслу, должно способствовать тому, чтобы медики из первой больницы быстрее догнали своих коллег из больницы № 2, работая по новым нормам рядом с ними.

По словам Антона Бондарева, в горбольнице № 1 пока останутся соматические отделения, отделение терапевтической помощи. На площадку в центре города переместятся отделения неврологии и пульманологии с улицы Губкина.

«Но мы уже договорились с департаментом, с правительством области о том, что быть на базе горбольницы № 2 новому 17-тысячному корпусу, – сообщил Антон Владимирович. – В него переедут все оставшиеся отделения из первой больницы».

Цель, которой предстоит добиться, по словам Каримовой, – чтобы каждый житель города мог получать одинаковую медпомощь вне зависимости от того района, в котором живёт, и от того, в какую больницу его кладут.

«Через год-полтора мы войдём в топ 10–15 лучших клиник РФ, – обещает Бондарев. – И если есть вопросы, то мы, руководители, всегда открыты к общению. Я всегда отвечаю на звонки, на электронную почту, адрес которой везде размещён открыто по всей больнице. Телефоны заведующих отделениями тоже висят на видном месте, чтобы пациенты могли обратиться».

Дьявол спрятался в деталях.

Еще раз о причинах трагедии, случившейся год назад в Белгороде и всколыхнувшей не только всю страну, но и весь мир.

Читайте также:  Зощенко показательный ребенок основная мысль

Мы уже сполна нахлебались того, что нам принесла «реформа здравоохранения». Так называет новая власть развал советской системы медицинской помощи – одной из лучших в мире! Раньше в медицину шли людей спасать, теперь идут. деньги делать.

БЫЛО И ЗАБУДЬТЕ?

Трагедия, случившаяся в Белгороде в самый канун нового, 2016 года, всколыхнула не то что всю страну – весь мир! Еще бы! Врач Илья Зелендинов забил насмерть в приемном покое больницы привезенного скорой 56-летнего пациента. Увы, но только эта огласка и позволила свершиться праведному суду.

Любимого зятя высокопоставленного местного чиновника Александра Кулабухова до последнего пытались отмазать, чуть ли не обвиняя самого убиенного в собственной смерти.

Теперь же, спустя более года после той трагедии, мы вынуждены снова возвращаться к ней именно потому, что тогда ее в Белгороде просто замолчали. А ведь кроме погибшего в ней оказалось еще очень много пострадавших. Речь идет о коллективе 2-й горбольницы.

ПОКОЙ ВРАЧА ДОРОГО СТОИТ ПАЦИЕНТАМ…

Врач-убивец отнял у своих коллег единственную подлинную ценность – доброе имя. Его зарабатывали общим упорным трудом в течение долгих лет, а лишились мгновенно.

В наказание за что? За лучшее глазное отделение в области? За лучшее гинекологическое? За то, что главный врач депутат горсовета Владимир Луценко пробил строительство при больнице перинатального центра? За то, что впервые в современной истории области именно 2-я городская с помощью областных властей сумела построить жилой дом для своих сотрудников? Как раз к тому новому году дом – 75 квартир, детский сад на первом этаже – был достроен.

Все рухнуло. Коллектив – почти полторы тысячи человек – оказался втоптан в грязь. А после того как замгубернатора Елена Батанова потребовала и получила от главного врача заявление «по собственному», 2-ю горбольницу попросту бросили на произвол судьбы.

В это трудно поверить, но. Главный врач областной больницы Жанна Чефранова заодно (!) была назначена и главным во 2-ю городскую. Пришло же кому-то эдакое в голову!

Увы, но исправить ошибку, вернуть на свое место главврача, которому не позволили остаться в своей больнице даже рядовым хирургом, – вот это ни в чью голову не пришло. Хотя все медики, с кем в течение этого года приходилось говорить на эту тему, согласно кивали: мужик пострадал безвинно, с ним поступили несправедливо.

СМЕРТЬ ОТ ПОТЕРИ КРОВИ ИЛИ ПРОФЕССИОНАЛИЗМА?

Самое страшное, что не только на новом месте работы у Жанны Чефрановой случился полный облом. В ее родной областной больнице тоже все давно не слава богу.

. Следует сразу сказать: 49-летний Сергей Карачевцев был очень здоровым человеком. Он умирал в областной больнице три недели: вынес одну ненужную бессмысленную операцию, вторую, была назначена уже и третья.

Как сказал завотделением Александр Солошенко, «мы решили посмотреть глазом». Не увидели ничего и глазом. После второй операции у больного начался перитонит. Он медленно истекал кровью, ему перелили почти 20 литров крови. Он даже перенес перелет в столицу, когда родные нашли 2 миллиона, чтобы заплатить за санавиацию.

До этого родные, а не врачи организовали приезд консультанта из Москвы, были в больнице и против того, чтобы перевозить больного в столицу (видимо, считая, что конец близок и лучше бы вскрытие делать самим?). Не оказалось в больнице и нужных для проведения специального анализа реактивов. И кровь на анализ отвозил в Москву брат.

В 2 часа ночи 19 марта Сергея Карачевцева доставили в Институт Склифосовского, где ему сразу был поставлен диагноз, который три долгие мучительные недели не могли поставить в главной белгородской больнице. Но было уже поздно, слишком поздно.

Сергей был очень здоровый человек. Не всякий на его месте выдержал бы так долго.

И я вспомнила, как ответил бывший главврач областной больницы Владимир Куликовский на мой вопрос: почему смертность в областной больнице такая же, а то и меньше, чем в некоторых районах; разве может быть такое, ведь туда свозят со всей области самых тяжелых больных?

Он ответил: «Хорошо лечат, потому и умирают реже». А вот другие медики дружно говорили мне совсем иное: в областную или не берут самых тяжелых, или отправляют умирать назад в районы, чтобы показатели не портили.

ОН НИКОМУ НИЧЕГО НЕ ДОЛЖЕН?

Чтобы встретиться с Куликовским, у меня было много причин: сам врач, бывший главный областной больницы, возглавляет местный мед, депутат областной думы. А в ответ неожиданно услышала:

– Зачем вы в это лезете? Пишите о чем-нибудь другом. Говорите в таком случае с другими. Да что я там обязан. Никому я не обязан! Ничего я не обязан!

Однако неожиданно он сам перезвонил. Простодушно объяснил столь резкую перемену в своих взглядах: доложился председателю думы, и тот напомнил ему, что он – лицо общественное и таки обязан.

Увы, наша долгая беседа толком ничего не дала. Или наоборот? Оказывается, я «задавала вопросы, на которые нет ответов», а еще «сама должна видеть, что все идет к развалу здравоохранения».

Остается справедливости ради добавить, что обсуждать с журналистом ситуацию с медициной в области никто не хотел! И недавно ставшая бывшим замом губернатора Елена Батанова, и нынешняя зам Наталья Зубарева, и главврач областной больницы Жанна Чефранова, и.

В течение двух недель я ежедневно звонила в их приемные и все без толку. Наверное, в командировку в Белгород надо приезжать на пару месяцев или даже лучше сразу на год.

Кстати, согласились на встречу только двое – бывший главврач 2-й горбольницы, но он и в самом деле не мог ответить на мои вопросы, и ее нынешний.

ПАРОЛЬ: «Я ОТ ЗОТОВА!»

Новый главный врач Антон Бондарев – новее не бывает – мы встретились на 21-й день после его назначения – сначала удивил меня своей непосредственностью. Кто вас послал? И еще больше удивил, сурово предупредив: если мне не понравится, что вы обо мне напишете. А потом я и удивляться перестала. Господин пришел из бизнеса.

Главная гордость нового начальника – он назначен губернатором! «Значит, вы блатной? По блату это место получили?» – уточнила я. Да, лично Зотов попросил и лично Савченко назначил.

Стоит объяснить: Владимир Зотов – местный олигарх и депутат областной думы. По итогам минувшего года попал в список Forbes на 190-е место с состоянием в 400 миллионов долларов.

Фамилия Зотова повторялась в речи главврача как пароль. Узнать бы еще отзыв – и жизнь удалась?

А еще постоянно звучало: я, моя. Замечание, что это он пришел в чужую команду, складывавшуюся годами, а не она к нему на работу наниматься, похоже, удивило моего собеседника. Так мы и удивляли друг друга.

Антон Бондарев и его подчиненные словно рассказывали не об одной и той же больнице, а о двух разных.

Он: «Главное – у меня большой опыт руководящей работы».

Они: «Да он же не врач, он не понимает элементарных вещей, как можно назначить главным человека, не работавшего в больнице?!»

«Я никого не трогаю, пусть все работают».

«Да замглавного по хирургии еще официально не уволен, а в его кабинете сидит уже другой».

«Как смеет он издеваться над людьми – сливать в интернет планерки с оскорбительными комментариями в адрес врачей?! Зачем он пришел? Что он хочет?»

Пока коллективу ясно, кажется, только одно: мы ему не солдаты, а он нам не генерал.

Сын за отца: хитросплетения родственных связей нового горсовета Белгорода и властной элиты

Белгород. 04.09.2018. ABIREG.RU – Аналитика – На 39 мест в Белгородском городском совете претендуют сразу 10 детей (сыновей, дочерей или зятьев) крупных белгородских политиков и бизнесменов. А в целом «Абирег» насчитал чертову дюжину продолжателей династий, которые были в пятом или почти гарантированно будут после 9 сентября в шестом созыве горсовета. Это послужило поводом для того, чтобы немного глубже разобраться в хитросплетениях семейно-династических отношений в регионе.

Что касается бывших депутатов из знатных кланов, которые не собираются в новый созыв, то их всего трое. Николай Ряпухин не продлит пребывание в горсовете, хотя и приходится зятем влиятельному бывшему ректору и ныне президенту «Технолога» Анатолию Гридчину. Группу бывших депутатов также представляют сын депутата облдумы Вадима Клета Константин Клет (завод «АрБет») и племянник владельца «ЖБК-1» Юрия Селиванова Александр Селиванов. Кстати, зятем Селиванову-старшему приходится замгубернатора Олег Абрамов. В его департаменте работает заместитель Давид Бузиашвили – сын владельца Белгородского хладокомбината Георгия Бузиашвили.

Сохранить позиции в горсовете планируют трое представителей «золотой молодежи». Среди них олимпийский чемпион Тарас Хтей – зять депутата облдумы, президента волейбольного клуба «Белогорье» Геннадия Шипулина. Список зятьев из горсовета продолжает Александр Зеберт, белгородский депутат-одномандатник, женатый на дочери Анатолия Манакова, гендиректора ОАО «Белгородстройдеталь». Была в нынешнем созыве и 9 сентября снова идет на выборы по партийному списку «Единой России» дочь депутата облдумы и председателя правления регионального «Белгородсоцбанка» Николая Незнамова Татьяна Незнамова. Кстати, банк является основным местом работы Татьяны.

При этом в горсовет приходит и новая группа «выдающихся детей». Счастливую семерку открывают сыновья промышленников: директора «Белэнергомаш-БЗЭМ» Александра Ващенко Владимир Ващенко (гендиректор ООО «Зеленый край»); Константин Ковалев – сын владельца лакокрасочного бизнеса «КВИЛ» Виктора Ковалева и Роман Певзнер, отец которого Яков Певзнер возглавляет асбестоцементный комбинат. В горсовет также собирается Максим Тишкин – зять депутата Госдумы Валерия Скруга. Кстати, дочь Валерия Скруга Александра Тишкина, до того как ушла в отпуск по уходу за ребенком, занимала пост зам генерального директора в отцовской торгово-промышленной палате. Денис Загребайлов, сын бывшего депутата горсовета Алексея Загребайлова (умер в 2016 году), надеется продолжить дело отца не только в киноцентре «Русич», но и на благо всего города.

Баллотируется в совет депутатов Белгорода и Валентин Чуев – руководитель сети стоматологий «ВладМиВа», сын крупного производителя стоматологических материалов Владимира Чуева. Отметим, что все указанные продолжатели династий были избраны или выдвигаются от «Единой России». Справедливости ради скажем, что и другие партии предпринимают попытки создать свои «кланы». Так, на выборы от «Гражданской платформы» идет целая семья: заместитель председателя Белгородского общества защиты прав потребителей Андрей Майсак хочет провести в горсовет также мать, отца, жену и родного брата.

Особо стоит отметить семью кандидата в депутаты горсовета, директора ООО «Автоград» Ильи Салмина. Он является мужем Ольги Коневой, дочери депутата областной думы Ивана Конева. И именно он был техническим кандидатом на выборах мэра Белгорода в 2015 году. Сама Ольга Ивановна работает в экономическом управлении администрации города начальником отдела поддержки предпринимательства.

На этом можно было бы и закончить наш рассказ о «золотой молодежи» белгородского горсовета, если бы в поле нашего зрения логично не попала другая родственница Ивана Конева – племянница Татьяна Конева, занимающая пост заместителя начальника департамента по внутренней политике – начальника управления информации и социальных коммуникаций департамента внутренней и кадровой политики Белгородской области. Она по материнской линии имеет отношение к семье избранной буквально 2 сентября на довыборах в областную думу Наталии Полуяновой (до этого работала заместителем губернатора и курировала образование).

Читайте также:  Коробка от собянина новорожденным всем

Разумеется, это не единичный пример. Масштабы деятельности белгородских династий не ограничиваются только горсоветом. В областной думе есть уже выросшие «дети» влиятельных или в прошлом статусных руководителей региона. Так, Андрей Волосенок – зять бывшего председателя думы Анатолия Зеликова. Константин Клюка, председатель совета директоров «Промагро», представляет в региональном заксобрании клан, созданный дедом Федором Ивановичем. Максим Егоров, избранный от областного центра в облдуму, продолжает законотворческое дело своего отца Евгения Егорова, который председательствовал в горсовете. Сын почетного гражданина области, заслуженного металлурга, ныне покойного Алексея Угарова Андрей Алексеевич уже несколько созывов представляет в облдуме Старый Оскол.

Сын председателя нынешнего горсовета Белгорода Сергея Глаголева (он же занимает пост ректора БГТУ им. В. Г. Шухова) Евгений Глаголев является заместителем губернатора и руководит строительно-транспортным блоком регионального правительства.

Из глав администраций районов выделяется Станислав Сергачев, руководящий Алексеевской территорией. Его отец – бывший первый замгубернатора Валерий Сергачев. Замначальника департамента ЖКХ области Алексей Калашников, бывший глава администрации Шебекинского района, приходится сыном предшественнику Глаголева Николаю Калашникову, ныне председателю СРО «Строители Белгородской области». Уникальная ситуация сложилась в Красногвардейском районе, где пост главы администрации от отца Николая Бровченко перешел к сыну Игорю Бровченко.

Начальник областного управления культуры Константин Курганский идет по стопам отца Сергея Курганского, занимавшего этот же пост, а сегодня руководящего областным институтом культуры.

В администрации Белгорода первым вице-мэром служит сам племянник губернатора Белгородской области Евгения Савченко Михаил Александрович, который буквально до последнего времени считался одним из претендентов на пост градоначальника. В мэрии же в должности начальника департамента строительства и архитектуры работает сын народно любимого мэра Георгия Голикова (1994-2001) Василий Георгиевич. Владимир Мерзликин, руководитель аппарата администрации Белгорода, женат на дочери прокурора города Ольги Васильченко.

Замыкает список судебный корпус области. Так, Роман Полухин, сын ректора БелГУ Олега Полухина (бывший первый вице-губернатор области) работает судьей Белгородского арбитражного суда. Кроме того, Сергей Захаров (руководитель судебного департамента области) – зять губернатора региона, муж его младшей дочери. Соответственно, Александр Захаров (замглавы администрации города по безопасности) является братом зятя губернатора.

По мнению завкафедрой государственного и муниципального управления Курского госуниверситета, профессора Владимира Слатинова, систему управления на Белгородчине можно охарактеризовать с помощью политологического термина «неопатримониализм». Это модель, в которой существует небольшое «ядро», объединенное вокруг яркого лидера, представители которого принимают ключевые решения и фактически «владеют» регионом. При этом подобные системы могут быть «хищническими» (когда лидер и «ядро» фактически растаскивают региональные ресурсы) и «регулируемыми» (когда «держателям территории» удается создать вполне работающие институты, способствующие интенсивному социально-экономическому развитию).

Белгородчина – явно из числа последних, но проблема состоит в том, что несменяемость лидера и значительной части «ядра» в течение четверти века формирует наследственную систему: чтобы не потерять статус и контролируемые активы, их проще всего передать по родственной линии. Одновременно причудливым способом, но отчасти решаются проблемы преемственности и доверия. Экономический успех региона здесь, как ни парадоксально, усиливает «династическую мотивацию» – создано, действительно, немало, передавать статусные позиции и «жирные» активы в чужие руки искренне жаль, так что «наследственный» формат становится наиболее подходящим.

Сочетание хозяйственной успешности с несменяемостью и мотивацией сохранить созданное в надежных руках создало в регионе в известной мере уникальную ситуацию – по числу «наследований» статусов чиновников и депутатов Белгородчина занимает ведущее место в Черноземье.

Последствия и эффекты складывания этого порядка будут противоречивыми. С одной стороны, сформировалась относительно консолидированная региональная элита, хорошо осознающая свои интересы и поддерживающая стабильность на территории. Она, благодаря, неугомонности лидера, постоянно осваивает новые технологии и формы управления, «заряжена» на развитие. Но это «модернизационно ориентированное» кумовство всё равно закрывает многие статусные позиции для талантливых и более эффективных, создает для контролируемых активов неконкурентные преимущества. В стратегической перспективе это работает «в минус».

К тому же «неугомонность» лидера имеет свои пределы – как и в конечном счете срок правления. Хватит ли у преемника сил, ресурсов и авторитета для поддержания устойчивости и прогрессивного развития, будет ли он способен поддерживать элиту, образованную «золотой молодежью», в консолидированном состоянии – большой вопрос. Особенно если в процесс определения преемника всерьез вмешается Москва. Так что существует риск превращения региона из персоналистской «диктатуры развития» в стагнирующую «олигархию наследников».

Адвокат, член Общественной палаты РФ Михаил Бажинов считает, что в семейной преемственности, династиях нет ничего плохого: «Всю жизнь сталкивался с династиями в любой сфере – врачи, учителя, юристы. Более того, я и сам принадлежу к династии адвокатов. По стопам старших поколений решила пойти наша дочь, и мы гордимся нашей семейной преемственностью. Мне кажется, что такое продолжение из поколения в поколение налагает колоссальную ответственность – не только перед людьми, но и перед честным именем родителей, перед самой семьей. Говорить о том, что в Белгородской области отличительной чертой региональной политики является династический уклад – это несерьезно: есть закон, нормы которого строго регламентируют определенные моменты, препятствующие процветанию семейственности, его нарушение влечет за собой ответственность. Как юрист с более чем четвертьвековым стажем, я таких нарушений не вижу».

«Нужно бежать вперёд за технологиями и знаниями». Антон Бондарев — о строительстве нового корпуса больницы, кадрах и судьбе зданий бывшей горбольницы №1

Журналист «Фонаря» встретился с главным врачом Белгородской больницы скорой медицинской помощи Антоном Бондаревым и узнал у него о строительстве нового корпуса больницы, судьбе зданий на площадке бывшей первой городской больницы и особенностях работы с близлежащими районами, которые теперь в экстренных случаях привозят больных в Белгород.

— Антон Владимирович, что в итоге будет со зданиями на территории бывшей первой городской больницы? Есть информация, что там могут появиться какие-то коммерческие объекты, а на территории нынешней Белгородской больницы скорой медицинской помощи на Губкина якобы построят новый восьмиэтажный корпус. Так ли это?

— Сегодня для меня важно, чтобы на территории нашей площадки на улице Губкина построили современный корпус, который будет отвечать всем требованиям. Многим зданиям первой городской больницы исполнилось больше 50 лет, и сегодня они не соответствуют предъявляемым к учреждениям здравоохранения требованиям, ведь там в палатах даже нет элементарных санузлов. При этом делать ремонт в тех зданиях или реконструировать их — нецелесообразно, очень дорого и нетехнологично. Поэтому для меня, как для руководителя и человека, который старается внедрять что-то новое, важно построить новый корпус.

В нынешних условиях первой горбольницы находиться невозможно, поэтому мы перевезли хирургические отделения сюда. Они размещены в новом корпусе, и все операции проходят в современных операционных, а пациенты лежат в новых палатах. Сейчас строители доделывают последние штрихи — они устраняют недочёты.

[На территории бывшей первой городской больницы] мы сегодня своими силами делаем косметический ремонт хирургического корпуса. Туда переведут отделения кардиологии, пульмонологии, инфарктное отделение. У нас там останется одно-два здания, а от остальных мы откажемся.

— Но эта территория юридически принадлежит БСМП или нет?

— Юридически эта территория не принадлежит БСМП. Она имеет отношение к поликлиническому комплексу Белгорода. Сейчас нам нужно найти инвестора, который построит корпус, и правильно будет ему что-то предложить за это (намекает на территорию бывшей горбольницы № 1, которая не будет использоваться — прим. Ф.). Для постройки нового корпуса нужны большие деньги, почти миллиард. Перефразирую известную фраза кота Матроскина: «чтобы что-то купить, нужно продать что-нибудь ненужное». Здесь такая же ситуация. Ещё раз обращаю внимание: в старых зданиях на территории горбольницы № 1 не должно быть ни одного отделения, — всё должно быть в перенесено в новое. Правительством области одобрен этот проект. Надеюсь, что он быстро реализуется.

— А что по срокам?

— У меня сроки горят. В моём понимании нам нужно для этого где-то два года. Максимум два года, а то и меньше.

— Источники финансирования уже понятны?

— По поводу финансирования — все вопросы в департамент здравоохранения области.

Антон Бондарев (слева), фото Екатерины Лобановской

— Антон Владимирович, вопрос о кадрах. Сколько сотрудников перешло к вам из первой городской, а сколько уволилось или скольких пришлось сократить?

— Мы никого не сократили. Это известный факт, об этом мы говорили с самого начала. Мы забрали всех сотрудников себе в учреждение. Увольняться — увольняются. Текучка кадров прослеживается, но не более 7–10 процентов ежегодно, уходящих и приходящих. Это ротация. Кому-то хочется работать в нынешних условиях и с новым оборудованием, а кто-то категорически отказывается.

Медицина не стоит на месте. Мы придерживаемся взглядов, что нужно бежать вперёд, за технологиями, за знаниями, за опытом, и в первую очередь за результатом, направленным на выздоровление пациентов. К нам попадают люди с тяжёлыми патологиями, в шоковом состоянии, с травмами, ранениями, инсультами, инфарктами. Есть ещё и плановая высокотехнологичная помощь.

— После образования БСМП как вы оцениваете работу, которая была налажена со скорыми из близлежащих районов, которые стали сюда привозить пациентов?

— Любая работа должна быть начата, а потом оптимизирована и налажена. Отлажена ли она на сто процентов? Скажу откровенно: ещё нет. Но мы над этим работаем ежедневно. У нас связь со скорой помощью. Мы сегодня открыты для любых врачей. У меня есть отдельная линия для пациентов — я открыт для всех. Мы никому не отказываем в помощи и консультации, даже дистанционной.

— Справляется ли больница с тем количеством пациентов, которое стало поступать из районов?

— Мы же говорим об экстренных случаях, а их в районах не так уж и много. На себя берут определённые объёмы районные больницы, а сложные патологии забираем мы. Конечно, мы справляемся. Для этого есть современное приёмное отделение с томографом, противошоковым залом и ультразвуковыми аппаратами. Вся эта диагностика соответствует всем необходимым нормативам. У нас есть современные операционные, которые мы открыли не так давно. И сегодня мы выполняем порядка 70–80 операций в сутки. И мы со всем этим справляемся.

— А какие уникальные операции позволило проводить новое оборудование? Что уже удалось сделать?

— Оборудование, которое сегодня есть у нас в клинике, позволяет отказаться от скальпеля в 90 процентах случаев в пользу высокотехнологичных операций. У нас есть интегрированная операционная, где специалисты работают в 3D-очках, которые позволяют доктору видеть мельчайшие детали. Напомню также, что у нас работает центр по оказанию помощи по офтальмологии. Под руководством Виктории Владимировны Башук проводятся около 6 тысяч операций в год. К ней идут самые сложные пациенты. Она берёт на себя огромную нагрузку, и благодаря её отделению 90 процентов патологий остаётся в регионе. Ещё сейчас мы также выходим на замену коленных суставов, а тазобедренные суставы активно меняем уже несколько лет.

В горбольнице №2 Белгорода создают офтальмологический центр высоких технологий

Мы должны уйти в новую медицину, новые технологии, чтобы задержать все патологии в регионе, чтобы наши пациенты никуда не уезжали, и чтобы все операции делались в нашей клинике.

Бесплатная консультация юриста по телефону:

Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

Ссылка на основную публикацию
×
×