Рынок обналички на сегодня

Исповедь обнальщика: как делать деньги из воздуха

Я учился в нижегородской школе милиции, которая специализируется на борьбе с экономической преступностью. После нее несколько лет работал в структурах МВД города Иваново в отделе по борьбе с экономическими преступлениями, потом перешел работать в налоговую полицию, где еще пару лет отработал оперуполномоченным.

В 2003 году налоговую полицию расформировали, и я оказался по другую сторону баррикад. Во время работы в налоговой полиции насмотрелся, как люди зарабатывали деньги на различных аферах и махинациях, и появился соблазн заняться “обналом”. В этом бизнесе деньги зарабатывают буквально из “воздуха” – приходят деньги одной из компаний на банковский счет, ты их снимаешь и возвращаешь (зарабатывая свой процент). При этом компания-клиент уходит от налогов (НДС или на прибыль).

Сначала у меня были один-два клиента, которые переводили через меня небольшие суммы около 100 000 рублей в месяц. В то время мой процент был около 3,5% и если учесть, что 1% забирал банк, то со 100 000 рублей заработок был всего 2 500 рублей. Но бизнес рос. Мои клиенты стали рекомендовать меня другим, их становилось все больше и больше. Я начал расширяться: организовывал новые ООО, привлекал сотрудников и обналичивал все в больших объемах. Потом на меня стали выходить крупные оптовые компании, которые обналичивают деньги для московских конечных клиентов. Они заказывали огромные суммы.

На сегодня в Москве стоимость “обнала” выросла до 8%. Обналичивать стало труднее, столица уже давно ринулась в регионы. Региональные банки более “сонные” и “наличку” добывать у них легче. Сейчас крупные московские компании покупают деньги в регионах по 5-6% и продают их конечным потребителям по 8%. Когда я этим занимался, продавал деньги в Москву за 3,5%, а конечному покупателю их продавали за 5%.

В крупных банках обнальные схемы проходят на «ура», особенно, если обнальная компания находит связь с руководителем местного отделения и платит ему “вторую” зарплату.

Банкиры сами дают рекомендации партнерам по “обналичке”: «обналичивайте, но немного» или «сейчас остановитесь, у нас запрос от ЦБ пришел». В основном весь рынок обнала крутится вокруг трех крупнейших банков. Более мелкие банки, у которых есть риск потерять лицензию, больше переживают и дают работать пореже и с мелкими суммами. Хотя если собственник банка понимает, что на своем банке он не зарабатывает или несет убытки, тогда он “продает” его обнальщикам, либо составляет им конкуренцию.

Типичный апофеоз истории с банкиром-обнальщиком – к нему приходит проверка ЦБ и указывает на нарушения. Владелец банка прикидывает сроки проверки и начинает заниматься “обналичкой” в серьезном масштабе чтобы заработать максимальное количество денег и вдобавок еще выводит активы. Терять ему нечего, он все равно потеряет лицензию и “корабль потонет”.

Существует много интересных схем, например, была популярна скупка металлолома. В компанию, которая занимается скупкой металла физлица сдают в день лома на 50 000 рублей. Деньги для оплаты им компания должна снять в банке. Последний просит предоставить документы – копии паспортов людей, сдавших металл. В банк предоставляются поддельные или потерянные паспорта людей и на них оформляется сумма 1,5 млн рублей. Компания подает в банк заявку на эту сумму и получает деньги. Позже наличные деньги передаются клиентам, которые заранее перечислили безнал в компанию-сборщик лома.

Банкиры часто закрывают глаза или ставят условие: «мы вам даем двадцатку в месяц, но не больше». Фирма согласилась и обналичивала по 20 млн рублей в месяц, тогда как металлолома реально сдавали на 500 000 рублей.

Похожим образом действуют фирмы, закупающие у фермеров овощи, фрукты, скупают мед или травы у населения.

Всегда ли банкиры знают о схемах? Конечно. Хотя соглашались с нами работать не только из-за “вторых зарплат”. В некоторых банках деньги не брали, но работали, потому что официально получали от сделок большой процент. Хотя некоторые кредитные организации с нами принципиально не работали.

В работе с банками мы использовали и обычные схемы: снимали с пластиковых карт физлиц, со счетов юрлиц, использовали векселя, создавали для банков видимость реальной деятельности. Но схемы модернизировались и давно вышли за пределы банковской системы. Например, популярна скупка наличных в торговых сетях. Многие розничные операторы, крупные сети, магазины, автозаправки, рестораны продают свой “кэш”.

За пять лет работы в этом бизнесе у меня сформировалась сеть в более, чем десяти регионах, сотни фирм, двести человек сотрудников, очень запутанные денежные потоки. Мы обналичивали до 100 млн рублей в день. Но много уходило на зарплаты и на безопасность – людей, прикрывающих нас в криминальной составляющей бизнеса (“крышу”).

Еще одна из самых больших проблем обнального бизнеса — это воровство подчиненных. Директор одной из сотен схемных ООО вдруг забирает деньги и срывается куда-нибудь за границу. Обычно на кризисные ситуации закладывается специальный фонд, а доходы перекрывают потери. Случаются ситуации и с риском для жизни – налеты и кражи. У моего знакомого в Москве расстреляли инкассаторов. Это очень опасный бизнес.

Неприятность случилась и со мной. Когда объем обналиченных денег зашкаливал за миллиарды рублей, в какой-то момент меня арестовали сотрудники ФСБ.

Почему так получилось? Многие в этом бизнесе умеют договариваться с органами, но по местным меркам мое дело было резонансным и крупным — объемы были огромными для маленького города, обо мне уже знали и в ЦБ, и правоохранительных органах. Вдобавок мною занимались не полиция, а ФСБ. Из меня сделали небольшой показательный процесс.

Пока шло следствие, мне пришлось год отсидеть в СИЗО. В итоге я дал признательные показания, уголовное дело для меня завершилось тем, что мне засчитали тот срок, который я провел в изоляторе. Какой я сделал вывод? Когда я работал, то считал, что раз не ворую у конкретного человека, то это нормальный бизнес. Но затем осознал, что все равно это воровство — с обналиченных денег не платятся налоги. Раньше я об этом не думал или не понимал.

Так как денежный поток от старого бизнеса закончился и я оказался на мели, то решил создать компанию Crime Finance. Теперь я предлагаю фирмам выявлять незаконные схемы. Например, провожу мастер-классы – рассказываю, как обнальные фирмы закрепляются в банках, и как их выявить. Я знаю эти схемы наизусть, как каменщик, который 20 лет кладет кирпичи и может построить дом с закрытыми глазами.

Облава на обнал: «Это ненормально»

Еще недавно считалось, что побороть «обналичку» практически невозможно: предприятия всегда будут искать свободный нал и уходить с его помощью от налогов. Но закручивание гаек на законодательном и налоговом уровнях в полной мере усложнило денежные операции, фактически превратив наличные в обычные средства.

«В Москве стоимость «обнала» доходит до 35% — легальную выручку твоего предприятия уже невыгодно отправлять на черную «обналичку», потому что «обнальщики» берут очень большой процент. А когда-то, в нулевых, этот рынок цвел и пах, потому что ты платил не 35, а 1,5–2% с любой суммы, — рассказал «К» на анонимных условиях глава одного предприятия. — «Обнальщики» обслуживали как мелкие фирмочки, так и гигантские, почти государственные корпорации. Сегодня расклад в корне изменился, и неизбежно встает вопрос: «Что делать?», если частный бизнес просто не может столько зарабатывать, чтобы платить все налоги. Фонд оплаты труда для предприятий на общей схеме налогообложения формируется таким образом: на каждый рубль заработной платы работодатель должен платить налогов и сборов 43 копейки и еще 18 копеек НДС. Твой работодатель разорится, если будет играть «по-белому».

Если даже немного вникнуть в бизнес современных «обнальщиков», становится понятно, что за период существования этого бизнеса с начала 90-х годов технологии превращения безналичных денег в наличные серьезно изменились. Более того, обналичивание само по себе давно уже не является главной услугой компаний, зарабатывающих на этом рынке. По сути, они сейчас представляют собой клиринговые центры, которые, помимо прочего, обеспечивают весь набор услуг, необходимых для минимизации налогообложения, а также для организации платежей, без которых современный российский бизнес не может существовать.

«Если вы физическое лицо — клиент банка, попробуйте снимите 2 млн рублей со своего расчетного счета — у вас потребуют справку, зачем вам понадобилась эта сумма. Но почему я должен объяснять?»

Еще недавно притчей во языцех считались операции по снятию наличных на зарплаты по чекам юридических лиц. Схема была взята Центробанком на контроль, после чего на смену ей пришли специальные карточные счета, открываемые на физических лиц, то есть так называемые зарплатные проекты. Широко использовалось кредитование «физика», систематическое снятие фирмами крупных сумм наличных со своих текущих банковских счетов или вкладов для приобретения чего-нибудь.

Со слов участников рынка, на данный момент практически единственной схемой, позволяющей законно обналичивать средства, является использование ИП. Но и она теперь работает далеко не всегда.

Галина Ткаченко, директор ООО «Центр независимых налоговых экспертиз»: «Когда мы говорим «обнал», то подразумеваем, что предприятию необходимы наличные денежные средства для каких-либо расходов, которые он не закрывает документами, — допустим, «черную» или «серую» заработную плату. Что делает предприятие? Оплачивает ИП услуги, якобы оказанные им этому юрлицу, оставляет предпринимателю 6% на налоги, еще какую-то небольшую сумму в качестве оплаты, а все остальные деньги предприниматель отдает предприятию, которое таким образом получает наличность.

До недавнего времени подобная практика была в порядке вещей, но на сегодняшний день она, опять же в связи с жестким контролем, даже не налоговых органов, а банков, может привести к очень нехорошим вещам. Например, если ИП оказывает предприятию услуги по грузоперевозке, банк может запросить у предпринимателя договоры аренды на транспорт, если машины находятся в аренде, данные по работникам и т. д. То есть проверить реальность сделки. Фиктивная сделка сегодня — большой риск. Другой вопрос, что если себестоимость услуги меньше, чем за нее заплатило юрлицо, оставшиеся деньги можно свободно использовать».

«Допустим, получил индивидуальный предприниматель 100 тыс. рублей, оказав услуги некоему ООО. Из этих 100 тыс. заплатил 6% налога, а себестоимость услуг составила 20 тыс., итого его расходы — 26%, а 74% ИП может спокойно снять и потратить на свои личные нужды. Это все совершенно законно, и сумма, на которую будет снижена себестоимость оказанных услуг, зависит от таланта каждого конкретного предпринимателя, притом что они должны быть надлежащего качества. Вот практически единственная оставшаяся законная схема, которая позволяет получать наличные средства и которую сейчас используют все предприятия», — рассказал «К» анонимный собеседник.

На «обналичке» держится значительная доля российского бизнеса. В первую очередь, по словам экспертов, это касается импорта, который существует на серых схемах перевода денег за рубеж. Редкий участник может позволить себе играть «по-белому», когда его конкуренты придерживаются теневых схем.

«Если ИП оказывает предприятию услуги по грузоперевозке, банк может запросить у предпринимателя договоры аренды на транспорт, если машины находятся в аренде, данные по работникам и т. д. То есть проверить реальность сделки. Фиктивная сделка сегодня — большой риск»

Дмитрий Алексеев, президент группы компаний DNS: «Проблема состоит в том, что бизнес-среда в России сложилась так, как сложилась, и ее надо переламывать, чтобы «отбелить». Грубо говоря, если все строители работают за нал, вы, являясь участником рынка, просто не можете взять и начать работать по-другому, иначе просто не выдержите конкуренции».

Причем в погоне за борьбой с теневой экономикой под раздачу попадают и вполне законные операции, когда предприниматель, уплатив все налоги, выводит с расчетного счета энную сумму, пользуясь законным правом. В свою очередь, право банка — признать такую операцию высокорисковой и принять соответствующие меры, либо взимая «запретительные» проценты за снятие денежных средств, либо закрывая счет.

Алексей Дешпет, предприниматель, руководитель промышленного комитета Приморского отделения ОО «Деловая Россия»: «Это ненормально, если речь идет о законной выручке. Юрлицо имеет полное право после уплаты налогов хоть обналичить свои денежные средства, хоть криптовалюты купить. Можно сказать, что борьба с серыми схемами все больше напоминает борьбу с наличностью в принципе, то есть у нас не должно быть наличности — либо пластиковая карта, либо счет. Если вы физическое лицо — клиент банка, попробуйте снимите 2 млн рублей со своего расчетного счета — у вас потребуют справку, зачем вам понадобилась эта сумма. Но почему я должен объяснять? Может быть, я просто хочу свои законные средства, с которых уплачены все налоги, хранить у себя дома? Может быть, я не доверяю вашему банку?

Что касается предпринимателей, мне известны ситуации, когда человек хочет снять со счета наличные, а ему заявляют: «Ваша операция признана высокорисковой, мы закрываем ваш счет». Причины даже не объясняют. Такие случаи уже были во Владивостоке — пока они носят единичный характер, но в целом по России приобретают всю большую массовость. И предпринимателю, попавшему в подобную историю, ни в каком другом банке счет уже не откроют — ему придется закрывать предприятие и оформлять новое юрлицо».

Читайте также:  Образец заполнения рекомендации для фсб

Алина Шереметьева, руководитель департамента бухгалтерского и налогового учета ООО «Батискаф»: «Борьба с обналом, которая с прошлого года стала особенно явной, уже убивает большое количество малого и среднего бизнесов. Приведу пример: ООО оказывает рекламные услуги, в штате 5 сотрудников. С зарплаты компания обязана заплатить бюджету 13% НДФЛ и 30% страховых взносов. Компания находится на УСН 6%, то есть со всех полученных денег обязана заплатить 6%, при этом еще несет расходы на аренду офиса, интернет, телефонию и т.д. После уплаты всех расходов, зарплаты, налогов и взносов возможно останется чистая прибыль и как ни парадоксально, что бы собственник бизнеса мог воспользоваться честно заработанными деньгами, он обязан заплатить еще 13% с дивидендов! И как быть ему – собственнику малого бизнеса без «обнала»? Какой смысл вообще тогда от этой деятельности? Я думаю, безработицы станет больше, потому что многие компании, у которых было по 2-3 сотрудника, просто закрываются, и люди останутся на улице».

Эксперты единодушно выносят приговор: «обнал» умирает. Причем жесткий контроль сегодня присутствует также со стороны налоговых органов, чья задача — не пропустить ни одной фиктивной сделки. Они тоже имеют право запросить исчерпывающую информацию о расходах предприятия, и на сегодняшний день говорить, что есть схемы получения наличных денег для неучтенных операций с гарантией 100%, не приходится. Бизнесам, которые держатся на «обнале», по словам экспертов, придется измениться или умереть.

Галина Ткаченко: «Вместе с тем нельзя сказать, что в таких условиях невозможно выжить. Во-первых, во всех сегментах рынка наблюдается устойчивое повышение цен. Во-вторых, налоговая нагрузка у нас на самом деле не такая сумасшедшая, как говорят. Это отнюдь не 60%, даже если рассматривать шестипроцентную «упрощенку», которую можно применять, если у тебя доход до 150 млн. Речь идет только о 6%, не считая налоги с заработной платы. Прибыль у предпринимателя остается. Другой вопрос, что, действительно, те, кто играл нечестно, вместо 70% прибыли сейчас имеют 30–40%, и для них это очень большая проблема».

В России растет количество схем незаконной обналички

Банки перестали активно заниматься обналичкой — эту эстафету перехватили рынки.

Как рассказал на этой неделе зампред ЦБ Дмитрий Скобелкин, комиссия за такие «услуги» достигла нерентабельных 15-17%, в результате чего теперь таким бизнесом занимаются только «одиозные структуры».

По словам чиновника, основными каналами нелегальной обналички остаются рынки, в том числе торговый комплекс «Садовод» в Москве.

Опрошенные «Газетой.Ru» эксперты соглашаются, что банки действительно стали реже участвовать в схемах по «обналичке».

«Для банков участвовать в таких схемах стало весьма опасно на фоне ужесточения политики Центральным банком. Сейчас все операции со сверхкрупными суммами легко отследить, особенно, если они идут от сомнительных клиентов», — комментирует Андрей Люшин, заместитель председателя правления Локо Банка.

Согласно статистике, которую Банк России представил в мае, объем «сомнительных» операций и правда сильно снизился.

Под «сомнительными» регулятор понимает операции, не имеющие явного экономического смысла и очевидных законных целей, проводимые для вывода активов из страны, уклонения от налогов, финансирования противозаконных проектов.

По подсчетам ЦБ, сомнительные операции по обналичиванию денежных средств помогли увести за границу в 2017 году 96 миллиардов рублей. В 2016 году их объем был гораздо больше и составил 326 млрд руб.

Как сообщал регулятор, для вывода денег за границу в прошлом году чаще всего использовались операции авансирования импорта товаров. На них пришлось 24% (23 млрд руб.) от всего объема выведенных средств.

Популярностью пользовались переводы по сделкам с услугами (22% или 21 млрд рублей).

Деньги из России выводились в прошлом году за рубеж также через переводы по исполнительным документам через Федеральную службу судебных приставов (19 млрд руб.), переводы по сделкам с ценными бумагами и импорт товаров в рамках Таможенного союза (по 13 млрд руб.), а также через импорт товаров с использованием льготных режимов (3 млрд руб.) и иные схемы (4 млрд руб.).

За неоднозначными транзакциями банков также наблюдают Росфинмониторинг и ФНС, в результате чего сами банки предпочитают блокировать подозрительные транзакции, констатирует руководитель практики уголовного и административного права юридической компании «Амулекс» Алена Зеленовская.

Впрочем, хотя операции по обналичиванию через банки стали реже проводиться, совсем они не исчезли.

Кантемир Карамзин, специалист по экономическому праву, поясняет, что самые популярные схемы «обнала» — через создание ИП, автосалоны и рынки.

«Индивидуальные предприниматели могут снимать средства со счета под 7 с небольшим процентов. Компании, которым нужно заплатить налог на добавленную стоимость, могут переводить деньги на ИП с целью обналичивания. Обязательства по НДС компании в таком случае «перекидываются» за вознаграждение на компании-однодневки», — поясняет он.

Другая популярная ранее схема обналички — через автосалоны. Проверить, какое количество машин, поступивших в салон, было продано, очень сложно, а между тем деньги со счета салона могут уходить на карту физлица, которому на самом деле товар не был продан, говорит Карамзин.

Однако поскольку контролировать автосалоны в последнее время стали жестче, то этот способ постепенно теряет популярность, добавляет он.

Третья и самая сложная с точки зрения контроля схема — рынки.

«На рынках большая часть работающих — приезжие из разных стран — в частности, Китая и СНГ. При этом на рынках обычно аккумулируются огромные суммы наличных, часть из которых мигранты переводят себе на родину, а остальную выплачивают поставщикам за будущий товар. Перевести деньги они, например, могут, если найдут тех, кому нужна наличность. Другая сторона при этом списывает деньги со счета и переводит их на различные подставные счета фирм-однодневок в других странах якобы за приобретение товаров», — поясняет Гайдар Гасанов, эксперт «Международного финансового центра».

В итоге поставщики получают свои деньги, продавцы на рынке — товары, а финансовые посредники свои проценты.

Другие схемы обнала — через микрофинансовые организации путем выдачи фиктивных займов, через офшоры, а также через создание фиктивных благотворительных организаций, перечисляют эксперты.

«Благотворительная схема» пока не набрала обороты, но с учетом того, что мы повторяем путь Америки и Европы, скорей всего, станет также популярна, говорит Карамзин.

По словам генерального директора компании «Мани Фанни» Александра Шустова, российская экономика теряет значительные суммы на операциях обналичивания: с этих средств не платится не только подоходный налог, но и взносы в социальные фонды.

При этом как отмечает аналитик «Финам» Алексей Коренев, полностью искоренить рынок «черной обналички» в любом случае не получится.

«Наличие устойчивого спроса будет рождать предложение, вне зависимости от степени риска для всех сторон – участников сделки. Возрастет лишь цена», — резюмирует он.

Почему три новые схемы обналички называют «интеллигентными»

Александр Хаминский в авторской колонке о появившихся в последнее время исключительно «интеллигентных» схемах обналичивания: «автомобильной», «золотой» и «бумажной».

Кто оплачивает коррупцию и терроризм?

Правонарушители же, пользуясь «дырами» в законодательстве, заниматься деятельностью формально не запрещённой, но по сути своей – противозаконной. Таковой она становится в силу своей общественной опасности. Именно «благодаря» ей бюджет не получает налоги; вместо этого обогащаются «обнальщики». Часто через подобные схемы проводятся деньги, полученные от продажи наркотиков, организации притонов, занятия проституцией и иных противоправных действий.

Всё это возможно за счёт сформировавшегося на рынке дефицита «чёрного нала». Если раньше «обнальщиков» поддерживали многие банки, то сейчас этим занимаются лишь небольшие финансовые организации, владельцы которых готовые к закрытию в любой момент. Основными поставщиками «живых денег» в последние годы были терминалы по оплате различных услуг, по сути представляющие собой коробки для сбора наличных, выгрузив которые компании-операторы оплачивали услуги сотовых компаний, интернет-провайдеров и ЖКХ по безналу в счёт задолженностей физических лиц.

Более-менее находящимся на виду поставщиком нала в настоящее время остаются рынки, большая часть продукции на которых продаётся без применения контрольно-кассовой техники. Между тем, многие из товаров, те же фрукты, – являются импортными. А импортёру «живые деньги» не нужны! Нужен рублёвый безнал, чтобы конвертировать его в валюту и оплачивать сделки в рамка ВЭД. Вот и продаются деньги за вполне известные проценты.

Однако, как это всегда бывает, правонарушители ежегодно изобретают всё новые и новые схемы манипулирования деньгами. В последнее время появились исключительно «интеллигентные», если их сравнивать с легализацией доходов проституток и невыдачей чеков за проданные апельсины, схемы. Интеллигентные настолько, что ими не гнушаются бизнесмены в дорогих рубашках и галстуках.

«Автомобильная» схема

Что происходит на самом деле? Техническая компания заключает с дилером договор на приобретение авто, в соответствии с которым машина покупается по её реальной цене, на которую был согласен покупатель.

Параллельно с этим покупателем заключается договор о продаже ему того же автомобиля, но уже со скидкой в 4-5%.

А дальше происходит следующее: на счёт технической компании поступают безналичные рубли от организации, желающей приобрести наличные.

Для клиента «обнальщиков» при этом очень важно подтвердить НДС. Но здесь всё в порядке! – фирма платит автодилеру совершенно официально, и любая налоговая проверка подтвердит, что в их отчётах НДС отражён, как и положено.

Стоимость таких услуг на рынке обналичивания составляет 12-14%.

Таким образом, «обнальщики-автомобилисты» спокойно зарабатывают свои 7-9%. Участвуя в такой схеме хотя бы с одной сделкой в день и занимаясь «реализацией на спецусловиях» автомобилей ценового ряда 5-8 млн. рублей, ежемесячно зарабатывается около 15 млн. Причём легко и без напряга.

Как выявить такие фирмы? Очень просто. Достаточно открыть любой крупный портал по продаже авто и просмотреть объявления о продаже новых машин по ценам значительно ниже официальных.

«Золотая» схема

Однако наши граждане, на генном уровне запуганные печальной историей подпольного миллионера Корейко, готовы на что угодно, лишь бы не попасть в такие списки.

Поэтому приходя в салоны известных брендов, они часто просят продать им изделие без надлежащего оформления.

Продавцы, впрочем, сегодня не готовы идти навстречу таким покупателям: слишком уж велик риск случайно принять участие в оперативном эксперименте в рамках проводимых органами внутренних дел мероприятий или контролируемой закупки.

И тогда «на сцене» появляются добрые люди с помощью. Выглядит это так.

Покупатель выбирает и указывает пальчиком на понравившееся изделие: часы, колье или запонки. Ювелиры заключают договор с некоей технической компанией (она же – «фирма-однодневка») на безналичную оплату покупки.

И здесь, в отличие от автомобильной схемы, даже не нужно предоставлять скидки. Клиент и так ведь уже, по сути, получил необходимую ему услугу: информация о покупке не поступает в Росфинмониторинг, и покупатель доволен.

Здесь также есть и своя мафия. Несколько десятилетий существует подпольный рынок часов и ювелирных изделий, которые потихоньку легализуются.

Некоторые можно купить только у официальных представителей брендов, но своих собственных клиентов имеют и те отдельные продавцы, которые уже много лет «в рынке».

Получается вполне взаимовыгодное сотрудничество: одни хотят сэкономить деньги, а другие – не быть узнанными. То, что их средства вовлекаются в оборот «обнальщиков-ювелиров» и «обнальщиков-часовщиков» и уходят дальше на не вполне прозрачные и чистые дела, клиентов не интересует.

Однако с учётом того, что стоимость иных часов и изделий с бриллиантами существенно превышает стоимость даже самых дорогих авто, суммы обналичивания в этой сфере намного превышают доходы «обнальщиков-автомобилистов».

«Бумажная» схема

Непростые экономические условия толкают людей на поиск возможностей дополнительного заработка. А «делать деньги из воздуха» перспектива хотя и рискованная, но очень и очень заманчивая.

Это свойственно как людям богатым, так и тем, кто внезапно получил деньги в виде унаследованных объектов недвижимости.

В надежде заработать на игре на финансовом рынке, они часто теряют только что приобретённое имущество, а то и вовсе остаются без крыши над головой, «на время» откладывая запланированную покупку большей жилплощади после продажи личной и унаследованной недвижимости.

Финансовые компании различного пошиба любыми путями стараются завлечь клиентов с минимальным суммами инвестиции от $30 тыс. Дальнейшая работа ведётся так, чтобы клиент вносил значительно более крупные суммы.

Что касается игры на рынке Форекс в России, в такой деятельности могут участвовать только компании, имеющие лицензию ЦБ РФ, являющиеся членами соответствующих СРО и отвечающие ещё целому ряду условий. И если даже не брать в расчёт жуликов, связавшись с большинством работающих вполне законно организаций, не подготовленный клиент чаще всего остаётся ни с чем.

Однако, если говорить именно о схеме незаконного обналичивания, то и у финансовых компаний находятся свои «помощники». Ведь все любят наличные, которые, несмотря на прямой запрет Федерального закона от 10.12.2003 N 173-ФЗ «О валютном регулировании и валютном контроле» приносят клиенты.

Тут и возникают фирмы, помогающие «форексам» превратить «живые деньги» в безнал, чтобы те могли начать работу в интересах клиента с участием этих средств. И здесь, конечно же, учитывается интерес «помощника»: все эти фирмы стараются «взять кэш» 1:1, а продать – с накруткой в те же 12-14%.

Ещё раз хочу остановиться на общественной опасности подобных «игр»: вырученные средства идут не только на личное обогащение преступников. Именно за счёт неучтённого нала подпитываются коррупционные схемы и финансируется террористическая и иная, направленная на разрушение страны изнутри деятельность. Поэтому наказание, соответствующее тяжести реально совершённого деяния, должен нести каждый, кто преступил Федеральный закон от 07.08.2001 N 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». Даже если ему кажется, что он «просто» делает живые деньги из денег мёртвых.

Читайте также:  Работа совкомбанка в праздничные дни 2020 года

ЦБ говорит об удешевлении обналички, специалисты смеются: предпосылок для этого нет

Зампред правления ЦБ Дмитрий Скобелкин выступил с обнадеживающим заявлением: стоимость теневой обналички денег снижается. «Фонтанка» поговорила с теми, кто в теме, и они не разделяют оптимизма регулятора: проблемы в экономике никуда не деваются, гайки закручиваются, с чего наличным дешеветь?

Скобелкин, выступая 2 апреля в Совете Федерации, привел данные: если еще год назад обменять виртуальные цифры на банковском счете на реальные деньги стоило 17%, то сейчас это «всего» 14–15%. Смотря в каком случае, – возражают эксперты: шкала стоимости «живых» наличных очень сложная, где-то это 8%, а бывает, что и 20% – мало.

Сколько на самом деле денег крутится в «серой» зоне экономики — вопрос полемичный. Тот же ЦБ оценивает ее объем по итогам 2018 года в 176 млрд рублей. Но нетрудно догадаться — это только те объемы, что были замечены регулятором.

Евгений Виноградов, глава компании Crime Finance, говорит, что речь о сотнях миллиардов шла еще лет десять назад. С тех пор потребность в наличных только росла, и сейчас общий оборот рынка обнала может приближаться к триллиону. Сам он прославился на всю страну после того, как дал интервью, своеобразную «исповедь» обнальщика, выходца из полиции, который несколько лет доставал для заказчиков наличные деньги, затем оказался за решеткой, а после занялся легальным консалтинговым бизнесом.

«С чего бы стоимости обнала падать? Разве у нас изменился 115-й закон о противодействии легализации преступных доходов? Поменялась 54.1 Налогового кодекса? Как-то по-другому стали работать службы финмониторинга? Может, банки перестали по поводу и без повода блокировать счета?» — задается риторическими вопросами другой собеседник «Фонтанки». Он работает главой службы безопасности в крупной федеральной компании и изучил тему обналички, как сам говорит, ради интереса, однако не хочет, чтобы его имя упоминалось в СМИ.

«Цифры, которые озвучивает ЦБ — это только верхушка айсберга. У нас же созданы все условия для дефицита наличных денег, по законам рынка это неминуемо приводит к росту цены. В Telegram полно каналов, где люди обсуждают эту тему в практическом ключе. Судя по ним, самые большие деньги крутятся вовсе не в сфере взяток, а в строительных подрядах», — говорит эксперт.

О том, что обналичка нужна далеко не только для взяток, а давно и прочно встроена в реальную экономику страны, говорит и Евгений Виноградов. По его мнению, значительная ее часть идет на вполне легальные цели вроде покупки машин и квартир. С учетом того, как легко банки сейчас блокируют счета, ссылаясь на инструкции ЦБ по противодействию легализации преступных доходов, куда проще расплатиться наличными.

С вас 15%

Ситуация с «банковским экстремизмом» уже много раз поднималась и в СМИ, и в соцсетях.

К примеру, гуляет история о том, как ИП всего с 1,5 млн рублей на счету совершенно легально расплатился за поставки, а банк заблокировал счет, и деньгами стало невозможно пользоваться. Через некоторое время якобы поступило предложение: можно перевести деньги на любой другой, не заблокированный счет, но с 15%-ной комиссией.

Другая история: предприниматель со своего счета купил машину. И в тот же день перевод заблокирован, счет заморожен. В банке говорят: мол, нам ваша операция показалась подозрительной. Аргументы, что все документы о зачислении денег — в наличии, а машина куплена совершенно реальная — по выставленному автосалоном счету, не принимаются во внимание.

Такие примеры совершенно реальны. И уже породили индустрию по вызволению денег с замороженных счетов. Что это, как не легальная схема виртуальной обналички, с теми же тарифами, но под строгим контролем законопослушного банка и службы финмониторинга, — задаются вопросом собеседники «Фонтанки».

«В нормальной ситуации каждый должен заниматься своим делом: банки вести расчетно-кассовое обслуживание, а расследованием законности финансовых потоков и тем более карательными функциями должны ведать правоохранительне органы», — возмущается собеседник «Фонтанки». Пока же такие вещи в нашей стране происходят, люди будут искать способ обезопасить себя, переходя на наличные расчеты.

Способов обналичивания — десятки, и большинство из них уже давно широко известны. Из относительно нового (но все равно хорошо известного рынку) эксперты перечисляют операции в странах ЕврАзЭС. Там якобы стоимость услуг заметно дешевле, чем в России: около 8%. Но и риски заметно выше.

«Обналичивание «вдалеке», в восточных странах или, сейчас много информации, что какие-то варианты есть, на Донбассе, — это всегда разовые, сложные истории. Не каждый туда поедет за мешком денег. Вдруг тебя на границе остановят, — ты их потом не вынешь никогда, — говорит Евгений Виноградов. — Может, там дешевле, но туда далеко не все рвутся, это очень опасно».

Куда проще, хоть и подороже, пользоваться местными сервисами. Благо в Петербурге, как в крупном мегаполисе, источники наличных всегда близко.

«В розничных продажах все деньги лежат: продуктовые сети, хозтовары, АЗС, городской транспорт, — объясняет Евгений Виноградов. — Но и там в последнее время все туже закручиваются гайки, регуляторы все настойчивее спрашивают, куда идут наличные, и у розничных игроков цены постепенно тоже вырастают».

На передовой

О стоимости услуг специалисты вести диалоги с журналистами не торопятся. Слишком разные бывают условия сделок. Большинство настаивают на строго белом происхождении денег, с самого начала разговора предупреждают: с «серыми» и тем более «черными» деньгами работать не будут ни за какие проценты.

«Обналичиваем денежные средства только по назначениям: продукты, стройка и реклама. Сумма разовой транзакции не должна превышать 500 к (тыс. рублей). НДС подтверждаем в начале отчетного периода. Стоимость фиксированная – 9% (не зависит от режима налогообложения). Срок отдачи – 12 часов с момента поступления денег на р/с контрагента, вне зависимости от времени суток», — такое объявление доступно любому посетителю одного из совершенно открытых форумов.

Но в личных беседах участники рынка предупреждают: 8–9% — это «замануха». «Такой процент — без НДС, примерно», — говорит человек, скрывающийся за ником «Обнал-сервис». Реальные тарифы — 14–17% в среднем, подтверждает он расчеты ЦБ.

Но ни о каком снижении цен и тем более сокращении спроса сегодня речь не идет, говорят те, кто на передовой этой войны. «Себестоимость дорожает, игроков на рынке меньше становится, банки палки в колеса суют», — перечисляют они.

Высокий спрос подтверждается выходящими в открытый доступ объявлениями. «Уважаемые клиенты, нынешние и будущие, просим формировать заявки немного заранее, спрос на наличные и транзит сильно возрос в последнее время, и мы стараемся заранее распределять потоки, это в первую очередь требуется для вашего же удобства и максимально быстрого возврата», — это январское объявление работающего с 2015 года «обнальщика» на одном из популярных в узких кругах тематических интернет-форумов.

«По наличным просьба стараться писать заранее, особенно это касается новых клиентов, так как загрузка сейчас очень плотная», — пишет в марте другой специалист, тоже с солидным опытом. Он характеризует себя как старейший из работающих сейчас на площадке сервисов по белому обналу.

Так что слова топ-менеджеров Центробанка о снижении цен на обналичку вызывают у специалистов непонимание.

Не очень белые деньги или совсем не белые, в теории, тоже можно обналичить. Но сколько это будет стоить — вопрос открытый. «Какой верхний потолок? 20? 25? 50?» — интересуется редакция. «По-разному. Каждый случай индивидуален», — уходит от ответа специалист и ставит подмигивающий смайлик.

Преступление без наказания?

В самом по себе переводе денег с расчетного счета в наличные состава преступления нет, как нет и уголовной статьи, описывающей его. Чтобы привлечь компанию, которая обналичила средства, надо, чтобы такой вывод соответствовал признакам определенных статей Уголовного кодекса.

Наиболее распространенная претензия — уклонение от уплаты налогов, статья 199 УК РФ. Ведь, как правило, в схемах обналички речь идет о несуществующих сделках. А создание неоправданно высоких затрат приводит к незаконному снижению налогооблагаемой базы: раз вы деньги «потратили» на какие-то мнимые товары и услуги, платить с них налоги уже даже при желании не получится. В теории, это может проследить ФНС и предъявить претензии.

Причем преступлением такие операции становятся, только если суммы недоплаченных налогов превышают 5 млн рублей за три года и только если это превышает 25% от тех выплат, что вы по закону должны сделать. Если меньше, то преступления никакого нет. Примечательно, что при этих рассчетах не имеет значения, сколько было именно обналичено. Наказывают не за это, а за не уплаченные налоги. И состав преступления будет называться не собственно «обналичивание», а «включение в налоговую декларацию заведомо ложных сведений».

Серьезный риск наступает, когда сумма сэкономленных налогов превышает 15 млн рублей. Максимальное наказание — два года лишения свободы. Если недоплатить государству более 45 млн рублей , то уже шесть лет. Хорошая новость: если вас на таком поймали впервые, и вы возмещаете государству весь ущерб, то освобождаетесь от ответственности.

Куда проще правоохранителям работать с теми, кто оказывает услуги по обналичиванию. Через их руки, как правило, проходят очень большие деньги, которые легко переваливают за обозначенный УК РФ порог. Самая ходовая статья — 172-я, незаконная банковская деятельность. Но наказания там лишь немногим серьезнее, чем по налоговой 199-й статье: четыре года за крупный размер и семь — особо крупный. Чтобы понимать, как это работает на практике: тот же Евгений Виноградов, написав признательные показания, провел в тюрьме в общей сложности год.

«Скрупулезно работать и доказывать такие преступления — это очень сложно, и так могут очень немногие, у кого есть чувство экономики, кто понимает, что к чему», — говорит Евгений Виноградов, который успел хорошо познакомиться с системой расследования «обнальных» преступлений.

«В правоохранительных органах есть отдельные люди, которые понимают, как работает экономика, как надо правильно что-то доказывать. Но часто бывает так, что наскоком пришли, забрали печати, наличные деньги и кучу документов, а что с этим делать, как собрать доказательную базу — не знают, — расстраивается эксперт. — Остается говорить c прокуратурой, чтобы прокурор сказал: “Ну ладно, давайте, этого хватит”».

Собеседники «Фонтанки» в экономической полиции Петербурга, к слову, тоже не видят никаких признаков снижения цен на рынке обнала: «Ерунда», — говорят они.

Растет ли спрос на наличные? «И да и нет, в силу того, что уменьшается число точек съема. Запрос остался такой же, но нагрузка выросла. Если раньше звонили в десять «дверей», то сегодня их осталось три. Плюс хеджирование рисков. Если работать в тупую, то налоговая быстро к вам придет со встречной проверкой. В крупную клетку — 18 процентов сегодня. Если меньше, это зона риска, то есть осторожно, мошенники!» – объясняют полицейские.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Как устроены подпольные сети по обналичиванию в Москве

Московский предприниматель Олег сидел за рулем припаркованного на окраине города автомобиля и нервно посматривал в зеркало заднего вида. Вскоре он увидел неприметный грязный кроссовер, который поравнялся с автомобилем Олега и остановился. Тонированное боковое стекло кроссовера опустилось. Олег тоже открыл свое окно, и через несколько секунд ему на колени упала сумка с деньгами. Внедорожник тем временем быстро скрылся за углом. Олег, подобрав деньги, тоже дал по газам. Пересчитывать наличность на месте он не стал: «служба доставки» до сих пор сбоев не давала. К тому же он мог предъявить претензии организаторам подпольной сети по обналичиванию, используя специальное программное обеспечение.

Эта история, произошедшая осенью 2013 года, иллюстрирует работу системы обналичивания денежных средств, услугами которой пользуются тысячи предпринимателей. Forbes удалось узнать, как устроена одна из подпольных сетей Москвы по обналичиванию денег. Как работает система, которая приобрела, по признанию служащих Центробанка, макроэкономический масштаб?

Кровь экономики

Незаконным бизнесом по превращению безналичных денег в перетянутые резинками пачки купюр занимаются, по данным МВД, сотни обнальных организаций, в том числе банков. Неучтенная наличность нужна предпринимателям для взяток и откатов, для выплат зарплат сотрудникам в конвертах и ухода от налогов. Бывший председатель Центробанка Сергей Игнатьев оценил объем рынка обналички в 500 млрд рублей в 2012 году. Основной интерес к наличным проявляют строительные компании и малый бизнес. В последнее время, по данным МВД, центр незаконных операций перемещается из Москвы в регионы, а поставщиками наличных денег, как и прежде, становятся вещевые, строительные и продовольственные рынки и компании с большим объемом наличной выручки, например транспортные и торговые.

Центробанк, Росфинмониторинг, а также МВД и другие силовые структуры борются с обналичкой с переменным успехом. В 2013 году власти перешли в активное наступление. «Пять лет назад я мог заказать и тут же получить наличными $10 млн, а сейчас не больше $2 млн», — рассказывает финансист, не раз выступавший звеном в цепочке по обналичиванию. Руководитель федерального информационного центра «Аналитика и безопасность», майор полиции в отставке Руслан Мильченко говорит, что количество обнальных площадок и банков начало сокращаться в 2009 году, когда появился политический запрос от руководства страны: спецслужбы должны взять под контроль денежные потоки, участвующие в сомнительных операциях. «Теперь крупную сумму просто так не обналичишь, — рассказывает на условиях анонимности финансист. — Такую транзакцию не спрячешь, ведь Росфинмониторинг научился анализировать поступающую к нему информацию и быстро отследить $10 млн для него больше не проблема».

Читайте также:  Составить договор купли продажи раменское

Сеть. Проверка

Олег владеет небольшим агентством по организации корпоративных мероприятий и вечеринок. Однажды — дело было летом 2011 года — ему потребовались наличные — несколько сотен тысяч рублей. Для предприятий малого бизнеса это весьма существенная сумма. Он обратился к знакомым и, заручившись двумя обязательными рекомендациями, отправился на встречу с представителями сети по обналичиванию. Собеседование проходило совсем не в духе шпионских фильмов в забегаловке без названия на окраине города, а в респектабельном офисном центре на северо-западе Москвы. Здесь расположен один из офисов компании со штатом из нескольких десятков человек во главе с представительным генеральным директором. Олег категорически отказался рассказать Forbes, под каким прикрытием работает фирма, но ее основная деятельность никак не связана с официальной. Обналичка — вот настоящий бизнес, приносящий организаторам подпольной сети миллионы долларов.

На встрече Олег подробно рассказал двум представителям сети о своем бизнесе, показал типовые договоры, назвал основных заказчиков и контрагентов. Подозрений он не вызвал, но на первом этапе получил всего лишь реквизиты нескольких компаний, схожих по профилю с его бизнесом. Счета у них были открыты в небольшом банке, его название Олег не раскрывает, но именно этот банк сеть использует как основной. От имени этих фирм Олег время от времени заключал договоры со своими заказчиками, они перечисляли ему деньги за оказанные услуги, а он их снимал в наличной форме. Комиссионные за услугу были чуть меньше 10%.

Первое время организаторы сети присматривалась к новобранцу, полностью ему не доверяли, поэтому наличные он получал в чужом автомобиле, припаркованном в людном месте. «Я сел в машину, незнакомый мужчина положил на сиденье пакет с деньгами, не передавая его из рук в руки, — рассказывает Олег. — Я просто забрал деньги и вышел из автомобиля».

Мастер обналичивания

До недавнего времени флагманом обналичивания был Мастер-банк, лишившийся лицензии в ноябре 2013 года, а до этого выдававший около 1 млрд рублей в день. По словам замначальника управления Следственного департамента МВД Павла Сычева, обычно в делах об обналичивании банки играют пассивную роль, они лишь открывают расчетные счета по заявлению фирм-однодневок, однако в случае с Мастер-банком все было намного сложнее. «В течение последнего года банк способствовал обналичиванию средств по сомнительным основаниям на сумму не менее 200 млрд рублей
и допустил свыше 100 нарушений действующего законодательства», — сказал Forbes зампред ЦБ Михаил Сухов. Если исходить из оценок рынка, озвученных экс-председателем Центробанка Сергеем Игнатьевым, получается, что доля Мастер-банка на этом рынке достигала 40%.

По сути Мастер-банк был холдинговой структурой и управлял сетью меньших по размеру банков-партнеров, где были открыты счета более 200 фирм. Специальные сотрудники занимались открытием и ведением лицевых счетов физлиц, на которые фирмы-однодневки перечисляли деньги — якобы «зарплату», «кредиты» и «средства от продажи ценных бумаг». По данным ЦБ, количество таких счетов достигало двух тысяч.

Основным звеном в схеме обналичивания через Мастер-банк была его обширная сеть из 3500 банкоматов (третье место в стране). «Фирмы-однодневки перечисляли на счета граждан — клиентов Мастер-банка средства по договорам займа, и они до конца того же дня обналичивали эти средства в банкоматах банка», — говорит Михаил Сухов. По словам Мильченко из информационного центра «Аналитика и безопасность», банкоматы Мастер-банка в аэропортах были заряжены купюрами по €500, а лимиты при снятии зарплаты или кредита наличными могли отсутствовать.

Впервые Мастер-банк попал в поле зрения МВД в 2007 году. Тогда было возбуждено дело в отношении четырех сотрудников Мастер-банка и Банка проектного финансирования (лицензия отозвана в декабре 2013-го). В итоге они были осуждены за незаконную банковскую деятельность, которой занимались с июля по сентябрь 2006 года. С тех пор банк стал фигурантом шести уголовных дел. По двум из них вынесены приговоры, два закрыты и по двум следствие продолжается.

Председатель правления и основной собственник Мастер-банка 64-летний Борис Булочник имеет статус подозреваемого, рассказал Forbes источник в правоохранительных органах. Он покинул страну и, по некоторым сведениям, находится в Израиле. Кроме банка семья Булочник владеет Дмитровским заводом фрезеровочных станков, торговым центром в Москве, Жостовской фабрикой декоративной росписи и строит несколько коттеджных поселков. По оценке собеседников Forbes, свое состояние Булочник сколотил на сомнительных, но высокодоходных операциях. Доходность обнала превышает доходность даже розничного банковского бизнеса, говорит руководитель группы по оказанию услуг в области внутреннего аудита КПМГ в России и СНГ Дмитрий Чистов.

«Маржинальность обычного банковского бизнеса стала очень низкой. И куда деваться банкирам? — рассуждает совладелец банка «Смоленский» Павел Шитов. — И когда к ним приходят какие-то странные люди и предлагают доходный бизнес, многие соглашаются». По данным Агентства по страхованию вкладов, банк «Смоленский» зарабатывал именно на сомнительных операциях. Шитов это отрицает. Лицензия у банка была отозвана в декабре 2013 года.

Сеть. Софт

Примерно через полгода после знакомства с людьми из подпольной обнальной сети предприниматель Олег, проведя несколько простых сделок по обналичиванию, вышел на более высокий уровень. Он получил флешку со специальной программой, существенно расширяющей возможности клиента. Для запуска софта необходим доступ в интернет, вся информация шифруется и хорошо защищена от взлома. Серьезные клиенты обнальной сети запускают программу из движущейся по МКАД машины, используя мобильный модем. Почему так сложно? Исключительно по соображениям безопасности: соты постоянно меняются, а вместе с ними и IP-адрес, и отследить компьютер практически невозможно. После пользования софтом клиенты, по словам Олега, просто выбрасывают модем в воду. И следов не найти. Сам он, правда, к таким мерам предосторожности не прибегал — масштаб операций не тот.

Какие возможности предоставляет сервис на флешке? Софт позволяет клиенту выбирать по коду ОКПО свой вид деятельности, например производственную, строительную, торговую, рекламную компанию и т. д. Одновременно клиент указывает один из трех уровней «чистоты» компании, предлагаемой для операций по обналичке. У «белых» компаний есть реальный, а не подставной генеральный директор, офис, сайт, они сдают налоговую отчетность. Такая компания с большой вероятностью пройдет встречную налоговую проверку и не вызовет вопросов у контрагентов. Срок жизни «белой» фирмы может достигать нескольких лет. «Серые» компании тоже сдают отчетность в налоговую, но директорами и бухгалтерами там числятся, как правило, бродяги, алкоголики и люди, потерявшие паспорт. «Черная» компания ничего никуда не сдает, это классическая фирма-однодневка, зарегистрированная по украденному паспорту.

И наконец, самая важная опция в меню программы на флешке — выбор услуги, или способ обналички. Помимо классического обналичивания (перевел безналичные — получил пачки денег) можно, например, выбрать схему с векселем на предъявителя или даже перевод денег за рубеж. Поставив в нужных местах три галочки (вид деятельности, «чистота» компании и услуга), участник сети нажимает кнопку «ок» и тут же получает на выбор несколько компаний. Олег с самого начала выбрал несколько «белых» фирм и в среднем раз в два месяца получает наличные. Эти фирмы использует не только он, но и другие участники сети. По оценке Олега, через одну из компаний прогоняют сотни миллионов рублей, обороты по счету он тоже видит с помощью программы на флешке. «Если судить по объему денег, я давно должен быть миллиардером», — иронизирует бизнесмен. Впрочем, сам он может лишь перечислить деньги на счет этой компании, но доступа к счету у него нет.

Сломанные «зажигалки»

Масштабное обналичивание более десяти лет было главной специализацией Мастер-банка. Банк фактически превратился в уникальную финансовую организацию. Однако гораздо чаще в крупных операциях по обналичке замешаны так называемые одноразовые банки. Еще недавно такой банк можно было купить по цене лицензии — за $1 млн, а потом в течение короткого промежутка времени обналичивать через него по $300–400 млн в месяц. После этого, как правило, ЦБ быстро отзывает у банка лицензию, но к этому времени он уже не нужен владельцам. На профессиональном жаргоне это называется «поджечь банк».

Широкой общественности о «банках-зажигалках» стало известно из открытых писем банкира Алексея Френкеля, в 2008 году он был приговорен к 19 годам заключения как заказчик убийства первого зампреда ЦБ Алексея Козлова в 2006 году. По логике Френкеля, Центробанку выгодно существование таких банков, ведь отзывая у них лицензии, регулятор отчитывается о борьбе с отмыванием.

Аналогичные заявления делал предправления «сожженного» банка «Интелфинанс» Михаил Завертяев. В ноябре и декабре 2007 года он предупреждал ЦБ и правоохранительные органы о захвате банка рейдерами и подготовке ими операции по выводу денег за рубеж с использованием поддельных подписей. Вскоре после этого Завертяев был избит прямо в банке и два месяца провел в Институте скорой помощи им. Склифосовского. За это время из банка вывели 11,5 млрд рублей, из них две трети было обналичено. ЦБ провел проверку в «Интелфинансе» в конце декабря 2007-го, а лицензию отозвал 17 января 2008-го. Представители надзорного блока ЦБ объясняли медлительность новогодними каникулами и сложностью схемы: деньги «для покупки ценных бумаг» выдавали фирмам-однодневкам через кассу, которая пополнялась от продажи наличной валюты.

Как только Эльвира Набиуллина была назначена председателем ЦБ в июне 2013-го, она пообещала заняться профилактикой подобных схем. В сентябре 2013-го ЦБ в официальном письме сообщил, что будет отзывать лицензии у банков с объемом сомнительных операций, превышающим 5% от оборотов по счетам клиентов, или 5 млрд рублей. Стоимость банковских лицензий подскочила до $3–4 млн, «сжигать» банки стало менее прибыльно и намного опаснее. В итоге, по оценке Набиуллиной, более 50 банков, к которым были претензии ЦБ, прекратили сомнительные операции. Банкиры иронизируют, что за борьбу с обналичкой Набиуллину нужно наградить медалью «За взятие Мастер-банка».

Сеть. Чат

С помощью флешки Олег может не только выбрать подходящую компанию и способ обналички, но и получить полезную информацию или самостоятельно отправить запрос администратору. Программа обеспечивает доступ в общий чат, где, например, можно попросить консультацию юриста или заказать доставку наличных. Время от времени в системе появляются информационные сообщения для всех участников — от поздравлений с Новым годом до писем вроде «на этой неделе по всем вопросам, связанным с техничками (фирмами-однодневкам. — Forbes), обращаться по телефонам. Катя и Мария».

В сети никто не использует настоящие или даже вымышленные имена — только логины и никнеймы. «Звонишь по указанному номеру, называешь свой логин, тебе назначают место и время встречи», — рассказывает Олег. Мобильные телефоны для связи постоянно меняются.

Курс обналички указан в окошке вверху экрана, здесь же указан внутренний курс конвертации, ведь при желании любой участник системы вместо рублей может заказать и получить доллары. По словам Олега, конверсионные операции внутри сети не выгоднее, чем в обычном банке. Курс обналички плавающий и, как курсы валют и фондовые индексы, чутко реагирует на экономические новости, особенно в банковской сфере. И нередко, по словам Олега, резкий рост происходит накануне важных событий, видимо, у организаторов подпольного бизнеса есть инсайдерская информация. В ноябре 2013-го за день до отзыва лицензии у Мастер-банка курс обналички вырос на несколько процентных пунктов и не падал до Нового года, достигнув 10% от безналичной суммы. По мнению Чистова из КПМГ, стоимость обнала выросла именно из-за вынужденного ухода с рынка флагмана индустрии, предлагавшего низкие цены на услуги. Дополнительный сервис, например консультации или доставка наличных, оплачивается отдельно — это еще 4–5% от безналичной суммы.

По оценке Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП), в период президентства Дмитрия Медведева в 2008–2012 годах доля обналичивания в обороте малых предприятий практически не менялась и оставалась на уровне 17–18%, а доля взяток чиновникам и выплат «крышам» составляла около 8% и 6% соответственно. Сейчас же из-за усиления административного давления на бизнес и стагнации экономики многие предприниматели уходят в тень, чтобы хоть как-то компенсировать стремительное падение доходов.

Вице-президент НИСИПП Владимир Буев ожидает в 2014 году существенного роста рынка обналички. Спрос рождает предложение, и цены на конкурентном рынке падают. В конце февраля 2014 года курс обналички опустился примерно до 7%. Рецессия наступает.

Ссылка на основную публикацию