Ленин об адвокатах

Ленин об адвокатах

«Я имею обыкновение ли чно говорить с клиентами о деле и остаюсь с ними наедине, чтобы не смущать их; при этом я всегда становлюсь как бы в положение противно й стороны, чтобы лучше ознакомиться с делом, и даю клиенту все время, необходимое ему для ознакомления меня с делом. Затем, отпустив клиента, я поочередно ставлю себя то на место противной стороны, то судьи»

Марк Туллий Цицерон, римский юрист и политик

« И содрав гонорар неумеренный,
Восклицал мой присяжный поверенный:
” Перед вами стоит гражданин
Чище снега альпийских вершин ” . »

Николай Алексеевич Некрасов, российский поэт

Несколько слов о вожде мирового пролетариата!

Кто такой Владимир Ильич Ульянов (Ленин), наверное, знают все. Но кем работал будущий вождь мирового пролетариата? В советское время на этом вопросе внимание не акцентировалось. Нам достоверно известно, что в ноябре 1891 года Владимир Ульянов сдал экстерном экзамены по курсу юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета. После этого он уехал в Самару, где с 1889 года проживала семья Ульяновых. В Петербург он переехал в 1893 году. Логично предположить, что молодой юрист Владимир Ульянов, скорее всего, должен был работать по своей юридической специальности, но тогда, где и кем?

В. И. Ульянова, 1895 год, полицейская фотография В суде или прокуратуре Российской империи он, естественно, работать не стал бы. Впрочем, из-за старшего брата — Александра, казнённого за участие в народовольческом заговоре с целью покушения на жизнь Российского императора, его туда бы и не взяли. Сомнительно, чтобы Владимир Ильич работал юрисконсультом какого-либо учреждения. К адвокатуре Ленин относился негативно. В Письме Е.Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме, написанном 19 января 1905 года (Полное собрание сочинений, т.9 стр.171., я цитирую его текст с некоторыми сокращениями), Ленин писал: «Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть самомалейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о неверности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном характере их учения и движения и т. д. или хоть что-либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой зашиты… Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемя-кинские стороны суда… Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы…».

Оценив все эти факты, может сложиться впечатление, что будущий вождь всех трудящихся вообще не осуществлял трудовой деятельности, во всяком случае, не работал по своей юридической специальности. Но так ли это на самом деле, и возможно ли узнать факты из жизни вождя, если официальная историография их скрывала?

В своё время, когда я только начинал свою юридическую практику в качестве стажёра адвоката, мои старшие коллеги, работавшие адвокатами ещё до распада Советского Союза, рассказывали мне о том, что Ленин имел прямое отношение к адвокатуре и работал в той же должности, что и я – помощником адвоката (в дореволюционной России адвокаты назывались присяжными поверенными). Некоторые из них даже утверждали, что за всю свою юридическую практику помощник присяжного поверенного Владимир Ульянов не выиграл ни одного судебного дела. Оставляю данное утверждение на их совести, но замечу, что своё первое дело я тоже проиграл. В тоже время никто из уважаемых мною старших коллег так и не назвал мне источник своих сведений.

Теперь о юридической деятельности Владимира Ильича имеется много сведений и в интернете. На различных веб-сайтах упоминается о том, что в 1892—1893 годах Владимир Ульянов работал помощником присяжного поверенного (адвоката) А.Н. Хардина в городе Самаре. Он вёл в основном уголовные дела, проводя «казённые защиты». В 1893 году Ленин приехал в Санкт-Петербург, где устроился помощником к присяжному поверенному (адвокату) М. Ф. Волькенштейну. Также упоминается о том, что помощник адвоката – Владимир Ульянов участвовал всего в 3-х процессах, но все дела им были проиграны. Некоторые из этих сведений имеют ссылки на источники, из которых была получена информация, но сами эти источники указаний на исторические документы и иные достоверные сведения не содержат. В лучшем случае, источниками являются методические разработки и сборники, а не архивные материалы. Как практикующий адвокат я очень внимательно отношусь к оценке достоверности доказательств. Стопроцентного доверия указанные источники информации не заслуживают, следовательно, они не могут быть положены в обоснование доказанности факта.

Впрочем, теперь можно с уверенностью сказать, что будущий вождь октябрьской революции всё же в период своей молодости действительно работал помощником адвоката. В доказательство данного факта я прилагаю фотографию, сделанную мной 12 декабря 2014 года в Российском государственном историческом архиве. Это подлинный список помощников присяжных поверенных, состоявших в округе Саратовской судебной палаты к 1 января 1893 года. В документе упоминается помощник присяжного поверенного Владимiръ Ильичъ Ульяновъ , состоявший при присяжном поверенном Хардине в Самаре с 30 января 1892 года. (РГИА.Ф.1405.Оп.93.Д.10182.Л.30об.31).

Помощник адвоката Владимир Ульянов – Ленин

Теперь тот факт, что будущий вождь мирового пролетариата в молодые годы работал помощником адвоката можно считать юридически доказанным!

Коровин Александр Анатольевич, адвокат Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов.

13 декабря 2014 года.

Адвокат Коровин Александр Анатольевич, Российский государственный исторический архив, 12 декабря 2014 года.

В.И. Ленин, адвокат об адвокатах.

Сделать ее заметнее в лентах пользователей или получить ПРОМО-позицию, чтобы вашу статью прочитали тысячи человек.

  • Стандартное промо
  • 3 000 промо-показов 49
  • 5 000 промо-показов 65
  • 30 000 промо-показов 299
  • Выделить фоном 49
  • Золотое промо
  • 1 час промо-показов 10 ЗР
  • 2 часa промо-показов 20 ЗР
  • 3 часa промо-показов 30 ЗР
  • 4 часa промо-показов 40 ЗР

Статистика по промо-позициям отражена в платежах.

Поделитесь вашей статьей с друзьями через социальные сети.

Ой, простите, но у вас недостаточно континентальных рублей для продвижения записи.

Получите континентальные рубли,
пригласив своих друзей на Конт.

«Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает.»

В.И. Ленин «Письмо Е. Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме»

Ленивые, а то и глупые студент юридических факультетов, советского периода, выстрадав диплом и получив удостоверение следователя гордо бросали её в лицо адвокатам. Находятся достойные наследники этих героев и в наше время. Вот какие адвокаты! Вот только дай им волю писать/озвучивать все что в голову приходит! За уздечку и в стойло, устранить помеху в изобличении преступника!

Меня же как профессионального юриста интересовала, а за что меня, адвоката, Владимир Ильич — вот так жестко.

Надеюсь, найти и прочитать полный текст письма сможет каждый. И поэтому изложу кто и кому направил письмо, в какой ситуации, краткое содержание, после чего смысл изречения станет предельно ясным.

Анализ статистики проведённых уголовных дел Владимиром Ульяновым в Самарском суде подтверждает высокие отметки и свидетельствует о высоком профессионализме, молодого, начинающего помощника поверенного. Защищая, иногда несколько человек одновременно, Владимир Ильич добился для подзащитных: для восьми – наказания ниже того что просило обвинение, в отношении девяти – объем обвинения снижен или произошла переквалификация на статью с меньшим наказанием, в одном случае стороны примерились, а пятерых, суд присяжных оправдал. За четыре года практики, ни один не получил срок равный или более чем просила прокуратура.

И именно к такому, не боюсь этого слова, блестящему хотя и бывшему адвокату обратились из тюрьмы его товарищи по политической партии, с запросом какой тактики им придерживаться на следствии и суде. Передали сообщение не просто так, а через своего товарища, Стасову Е.Д., которая с детства жила в среде пропитанной духом поиска защиты, поиска найти наилучший выход при уголовном преследовании. Как дочь известного адвоката, наверное, только она могла всесторонне оценить и поддержать ответ данный В.И. Лениным.

Опуская тактику, которая подробна описана в оригинале письма, считаю необходимым отметить, что будущий глава России, настойчиво советует брать адвокатов в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, для пресечения паскудства со стороны этой сволочи. А моими словами, ни при каких условиях, не давать адвокатам проводить линию защиту отличную от выбранной линии защиты подсудимым.

Из моей непродолжительной, пятнадцатилетней, карьеры защитника в уголовном процессе я уяснил. Подзащитным требуется не только знаток уголовного и процессуального законов, а адвокат профессионал, который в нужное время подскажет как себя вести, не признавать вину или признавать, а если признавать, то в каком объеме. Но вечная аксиома защиты, согласованность позиций подзащитного и его адвоката. Увы, случается и иное, обвиняемый непосредственно в процессе судебного заседания, неожиданно для себя слышит отличную от его линии защиту. Отмечу – это не запрещено УПК РФ, и такое поведение скажется только на карьере адвоката, и то только в случае обращения подзащитного в палату адвокатов. А вот позиция, внесенная в протокол судебного следствия, остается и учитывается при вынесении приговора.

Я за, обеими руками, за слова В.И. Ленина: – «Вопрос об адвокате. Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает…. Брать адвокатов только умных, других не надо.»

Каким Адвокатом Был В.И.Ленин (Его Лучшие Эпизоды Защиты)

Об адвокатской практике Ульянова (Ленина)

Владимир Ульянов в 1891 году

Семья Ульянова – маленький Володя Ульянов снизу справа

Университетский диплом Ульянова

Андрей Николаевич Хардин (больше известен как русский шахматист, чем адвокат) до революции не дожил

Помощники присяжных поверенных это такие «адвокаты-стажеры», которые имели право на самостоятельное ведение судебных дел

Здание Самарского окружного суда (сейчас в нём Самарский областной суд) со времён Ленина мало изменилось

В архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранилось 16 ленинских судебных дел в Самаре (2 гражданских и 14 уголовных)

Пятерых подзащитных Ульянова суд присяжных оправдал

Михаил Филиппович Волькенштейн своим «полезным знакомством» с Лениным не воспользовался, посчитав за лучшее в 1922 году сбежать из СССР в Эстонию

Полицейская фотография В. И. Ульянова после ареста, декабрь 1895г.

Итого – почти четыре года юридической практики

Во всем мире В.И. Ленин известен как пламенный революционер и создатель первого в мире государства рабочих и крестьян.

В.И. Ленин – пламенный революционер и создатель первого в мире государства рабочих и крестьян

Тем не менее, как любой человек, Владимир Ильич имел гражданскую профессию, а именно, был адвокатом. Причем защитник подсудимых из Ленина вышел не менее талантливый, чем организатор революции.

Самое интересное, что в соответствии со своими революционными убеждениями Владимир Ильич никогда не защищал богатых, даже когда ему за это предлагали солидные деньги.

Он умел существенно смягчить приговор для обвиняемого по заведомо проигрышному делу. Защитник бедных и несчастных. Самое интересное, что в соответствии со своими революционными убеждениями Владимир Ильич никогда не защищал богатых, даже когда ему за это предлагали солидные деньги.

В основном В.И. Ленин выступал в роли государственного защитника представителей бедных слоев населения. И дела ему поручались наиболее сложные.

Например, однажды судили Василия Муленкова, обвинявшегося в богохульстве. Преступление в Российской империи более чем серьезное, подразумевавшее реальный срок заключения. По свидетельству обвинительной стороны, подсудимый в нетрезвом виде зашел в бакалейную лавку и при свидетелях «матерно выругал Бога, Пресвятую Богородицу и Пресвятую Троицу». Мало того, Муленков развязно заявил, что император не умеет и не должен править страной. По совокупности данные проступки тянули на 15 лет каторги. Защита подсудимого была крайне трудной, поскольку против него выступили сразу несколько свидетелей. Тем более что на суде они стали утверждать, будто Муленков был трезв, сознательно ругая Бога и царя. Владимир Ильич взялся за дело активно. Он призвал суд учесть то обстоятельство, что жизнь подсудимого полна лишений, и чтобы забыться, он выпил лишнего, а это спровоцировало его на дерзкие речи, сказанные в состоянии алкогольного опьянения и аффекта. Ленин также обратил внимание суда на тот факт, что свидетели в лице хозяина лавки и его дочери – люди заинтересованные, так как подсудимый должен им денег. Заявляя, что в день преступления Муленков был трезв, они желают оговорить его. В то же время Ленин нашел очевидцев, подтвердивших, что Муленков был пьян, а все его поведение – не более чем несдержанные эмоции. Ко всему прочему Владимир Ильич добавил, что подсудимый по воскресеньям пел в церковном хоре и не мог сознательно оскорбить Бога. В итоге, благодаря блистательной защите адвоката вместо 15 лет каторги, которые просил прокурор, Муленков получил всего один год.

Оборотни в погонах

Интересно, что в царской России, как и в наши дни, у полиции существовал план по раскрытию преступлений. Выполнить его было сложно, поэтому жандармы не гнушались фабриковать фальшивые уголовные дела. Однажды Ленину выпало защищать в суде двух крестьян, укравших лошадь. По материалам уголовного дела канонир Егор Тишкин и плотник Иван Зорин, пока извозчик Горшков был в публичном доме, украли у него лошадь, чтобы выручить за нее денег. Взяли грабителей с поличным – во время продажи животного. Готовясь к процессу, В.И. Ленин не поленился и опросил большое количество свидетелей, видевших, при каких обстоятельствах проходила кража. В результате он установил, что ограбления не было вовсе. Полицейские Комаровский и Маштаков, переодевшись в штатское, зазвали крестьян в корчму и прилично напоили их. Во время застолья провокаторы предложили им украсть лошадь и привести ее в уединенное место для продажи им же. Тишкин и Зорин согласились. Однако, когда они привели лошадь в условленное место, подстрекатели предъявили им свои удостоверения сотрудников полиции и арестовали горе-воров. В ходе защиты В.И. Ленин произнес эмоциональную речь, обличавшую недобросовестных полицейских, которые ради своей служебной выгоды подтолкнули к преступлению бедных, голодных крестьян.

Главный вопрос, который Ленин задал суду: почему полиция, зная о преступлении, не пресекла его? Тем не менее преступление было совершено и требовало наказания.

Суд встал на сторону адвоката и вынес максимально возможный мягкий приговор. Тишкину дали 3,5 лет каторги, а Зорину – всего 9 месяцев. Обычно обвиняемые по аналогичным делам получали сроки в несколько раз большие. Недобросовестных же полицейских уволили со службы.

Почему полиция, зная о преступлении, не пресекла его?

Читайте также:  Как ниписать заявление в колледж на отсутствие на несколько часов

Источник: Какие безнадежные дела выигрывал в судах адвокат Ленин © Русская Семерка russian7.ru

Вдохновляющее и самое любимое произведение В.И.Ленина: Бетховен, Соната № 23 для прослушивания и размышлений:

Адвокат Владимир Ульянов

За те 1,5 года, что Ленин был помощником присяжного поверенного в Самаре, он провел 20 судебных дел.

А. Кузнецов: Сердитый слушатель написал нам, что Ленин не заканчивал юрфака. Это правда. Он сдавал экзамены экстерном. Но диплом этого факультета он получил. Диплом, кстати, с очень хорошими оценками, первой степени. Его экзаменаторами были очень крупные юристы того времени. Достаточно сказать, что по международному праву аттестовывал Ульянова Федор Федорович Мартенс, крупнейшая фигура в дореволюционном российском международном праве. То есть говорить о том, что Ленин не имел достаточной квалификации в юридической области, совершенно неверно.

Нет, ну, это понятная реакция. Действительно, в общем, несколько поколений настолько перекормлены Лениным, от Ленина маленького до Ленина старенького. Но тем не менее это действительно не так. Владимир Ильич Ульянов (потому что до псевдонима Ленин еще 8 лет) действительно работал в течение полутора лет, по крайней мере, потому что с петербургским его периодом он записался, когда из Самары переедет в Петербург, зарегистрировался официально помощником присяжного поверенного к Михаилу Филипповичу Волькенштейну, присяжному поверенному. Но вот тут у нас нет точной информации о том, вел ли он какие-то дела в судах. Он точно консультировал. Но в судах выступал ли, мы не знаем, потому что архив петербургского совета присяжных поверенных погиб в Февральскую революцию. А таких громких дел, которые можно было бы проследить по газетным отчетам, Ленин не вел. Он и в Самаре таких не вел. Собственно, найдена только одна заметочка в самарской газете, где очень кратко говориться об одном из дел, в котором он выступал. Но самарский архив сохранился. И поэтому на сегодняшний день достаточно точно подсчитано. За те полтора года, что Ленин был помощником присяжного поверенного в Самаре, он провел, по меньшей мере, вот так что их прям вот они расписаны, — да? — он провел 20 судебных дел. 16 уголовных, 4 гражданских. Довольно неплохой результат для помощника присяжного поверенного, не так ли?

Справка. В начала 1892 г., когда Владимир Ульянов поступил в Самарскую адвокатуру, она была немногочисленной: 12 присяжных поверенных, 6 из которых имели по одному-два помощника, и 5 частных. Как вспоминала самарская знакомая Ульянова Фаина Вентцель, «адвокатская среда, в которой оказался Ленин, став помощником присяжного поверенного, была далека от той действительности, о какой мечтал Владимир Ильич. Если не считать А. Н. Хардина и еще двух-трех юристов, то корпорация адвокатов отличалась всеми характерными чертами чиновничьей провинции: стяжательством, крючкотворством, моральной нечистоплотностью. На защиту уголовных и политических дел, большей частью проводившихся бесплатно и по назначению суда, эти толкователи закона смотрели как на тяжелую повинность. С гораздо большим интересом и горячностью они относились к ведению гражданских дел, которые на их языке назывались «хлебными». Такие дела, затрагивавшие интересы богатых купцов, приносили значительные гонорары».

Кого же защищал будущий вождь мирового пролетариата? В основном крестьян и мастеровых. Одним из самых известных дел, которое доставило ему немало хлопот, стало уголовное дело № 272 по обвинению «лишенного права отставного рядового» Василия Петровича Красноселова, 67 лет, в краже.

Подсудимый обвинялся в том, что у местного купца, содержателя лавки, украл 113 рублей.

С. Бунтман: Это большие деньги.

А. Кузнецов: Да. Три бумажки: «Катеньку» (сторублевку), «красненькую» (десятку) и трешницу. Вот якобы взял и прикарманил эти денежки.

Почему, собственно, подозрение пало на Красноселова? Дело в том, что вскоре после кражи человек, половой, работавший в дешевой столовой в кухмистерской, заявил в полицию, что сравнительно недавно у вышедшего из тюрьмы Красноселова, у которого, как известно, шиш в кармане и вошь на аркане, вдруг появились деньги. Да какие заметные!

С. Бунтман: Видимо, «Катеринку» демонстрировал?

А. Кузнецов: Нет, не демонстрировал. Ее нашли у него в сапоге, запрятанную в портянку. Предъявили купюру пострадавшему купцу Сурошникову. Тот ее поначалу не опознал, а потом сказал: «Моя». Тогда полиция стала спрашивать Красноселова, откуда у него деньги? «А я в тюрьме заработал», — ответил он.

Красноселов действительно сидел в тюрьме в Самаре. И как он сам утверждал, люди, которые проходили через эту тюрьму как через пересылку (то есть те, кто шел дальше на восток), покупали у него всякую полезную утварь: чайники, котелки — то есть все то, что потом пригодится им на каторге. На этом деле он, вроде как, неплохо заработал. Следователь запросил информацию у директора тюрьмы. Тот ответил: «Нет, он, когда у нас находился, вообще не работал. Никаких заработков не имел. Врет он все».

Вот на этих доказательствах: обнаруженных деньгах, источник которых был опровергнут, да на предыдущих судимостях — и было слеплено дело, которое по решению суда попало в руки помощнику присяжного поверенного Владимиру Ульянову.

Значит, что сделал Владимир Ильич? А сделал он то, что на его месте сделал бы любой грамотный адвокат. Во-первых, потребовал вызова свидетелей из тюрьмы, которые могли бы подтвердить правоту слов его подзащитного.

С. Бунтман: Что он работал.

А. Кузнецов: Да. И неплохо выручал. Потому что начальник тюрьмы мог заблуждаться. Посмотрел, например, какую-нибудь не ту бумагу и сказал: «Нет, не работал». Тут нужен был надзиратель или кто-нибудь из тех, кто сидел вместе с Красноселовым.

Но суд отказал Ульянову в вызове свидетелей. Дескать: «Нет повода не верить начальнику тюрьмы. Его показаний достаточно. Ваши свидетели ничего нового не скажут».

С. Бунтман: Знакомая история.

А. Кузнецов: Абсолютно. Во-вторых, суд отказал в проведении очной ставки, которую следовало провести еще во время следствия, между Красноселовым и купцом Сурошниковым, поскольку их показания сильно различались. Это, к слову, было довольно серьезным нарушением… И третье, Владимир Ильич попросил председателя суда в своем резюме напомнить присяжным, что предыдущие судимости Красноселова к данному делу не имеют никакого отношения.

Тем не менее присяжными был вынесен вердикт: виновен. По этой статье максимальное наказание — три года. После вынесения приговора представители обвинения и защиты обратились к суду еще раз. К огромному сожалению, судебной речи Ленина не сохранилось. Это связано с тем, что сам он речей никогда не писал.

С. Бунтман: Импровизировал.

В конечном итоге судьи приговорили отставного рядового к двум годам и девяти месяцам тюрьмы. Далее в соответствующий департамент Сената как к кассационной инстанции ушла жалоба, составленная Ульяновым и подписанная Красноселовым.

А. Кузнецов: И надо сказать, что Сенат приговор кассировал. Было дано довольно подробное разъяснение, что самарский окружной суд не до конца разобрался в деле Красноселова. В результате Ульянов приступил к повторной защите своего подопечного. На этот раз присяжные вынесли вердикт: не виновен. Допрос свидетелей показал, что Красноселов действительно работал в тюрьме, его продукция пользовалась хорошим спросом, поэтому деньги у него были.

Так, благодаря активности Владимира Ильича, бывший отставной рядовой Василий Красноселов по делу о краже был оправдан.

С. Бунтман: Известна ли статистика самарских дел? Сколько выиграл Ульянов, сколько проиграл?

А. Кузнецов: Известна. Значит, здесь только надо сделать одну оговорку. Что значит выиграл? Дело в том, что дела, закончившиеся оправданием это выигрыш-выигрыш, это победа в квадрате, — да? — это далеко не всегда, далеко, даже у самых знаменитых адвокатов в этом смысле было немало проигранных дел. То есть таких, которые не закончились оправданием обвинения. Вот у Ленина из 16, в общем, будем говорить 15 уголовных дел, которые он вел как защитник, 5 оправданных. Это очень хороший результат.

С. Бунтман: А смягчение наказания…

А. Кузнецов: А в других делах почти везде смягчение наказания.

С. Бунтман: По сравнению с тем, что требовало обвинение, да?

А. Кузнецов: Да. Почти везде не по максимуму. И вот яркий пример второе дело, о котором я хочу кратко упомянуть. Оно, пожалуй, по обвинению самое серьезное, потому что это дело о железнодорожном крушении. В Оренбургской области, которая входила, была подсудна, соответственно этот участок, самарскому суду. Значит, начальник станции, отставной офицер, прапорщик, значит, Балканской войны, человек имевший боевые награды. Вот он начальник крошечной станции. И у него на его станции происходит трагедия. Значит, 5 вагонов пустых, стоявших на запасных путях, от сильного порыва ветра, оренбургские степи, они пришли в движение и подмяли под себя, двигавшуюся навстречу по тем же рельсам тележку, на которой находился рабочий и мальчишка 9-летний. Рабочий получил повреждения, мальчишка погиб. И вот ему и стрелочнику, начальнику станции и стрелочнику, вменяют преступную халатность, повлекшую за собой гибель человека, довольно тяжёлую 2-ю часть статьи 1085 Уложения о наказании. И Ульянову удастся добиться переквалификации со 2-й части на 3-ю. С халатности на недосмотр. И в результате, хотя там речь шла о годах каторги по тому обвинению, которое было сформулировано в обвинительном заключении. В результате штраф 100 рублей. Ну, вот, в результате этот человек вместо тюрьмы, значит, отделается немаленьким для него, видимо, но все-таки штрафом. Интересно там еще один сюжет, что пострадавшие, а пострадавшим будет вот этот рабочий и пострадавшим будет отец погибшего мальчика, они не стали заявлять никаких гражданских исков к дороге, хотя имели право, разумеется, на это. Сказав, что мы люди маленькие, мы здесь работаем, нам только хуже будет, если мы иски предъявим. Через некоторое время Ленин по совершенно другому поводу будет писать с возмущением, что вот да, вот у нас темные люди, не могут, не верят в то, что в суде они могут добиться какого-то возмещения. Но он как адвокат не имел права просто по этическому соображению в данном случае им подсказывать, что они имеют право на гражданское возмещение, потому что это было бы против его подзащитного. Этого адвокатская этика не допускает. Тут к нему претензий нет.

Ленин о юристах

Ленин о юристах


Д. Стасовой и товарищам в московской тюрьме.

1905 год Дорогие друзья! Получил Ваш запрос насчет тактики на суде (из письма Абсолюта и из записки, «дословно переданной» через неизвестное лицо).

Абсолют пишет о 2-х точ­ках зрения.

В записке говорится о трех группах, — может быть имеются в виду три следующие оттенка, которые я пытаюсь восстановить: 1) Отрицать суд и прямо бойкотировать его.

2) Отрицать суд и не принимать участия в судебном следствии. Адвоката приглашать лишь на условии, чтобы он говорил исключительно о несостоятельности суда с точки зрения отвлеченного права.

В заключительной речи изложить profession de foi и требовать суда присяжных. 3) Насчет заключительного слова тоже. Судом пользоваться как агитационным средством и для этого принимать участие в судебном следствии при помощи адвоката.

Об адвокатской практике Ульянова (Ленина)

Н. Хадрина, сочувствовавшего социалистам. Помощники присяжных поверенных это такие «адвокаты-стажеры», которые имели право на самостоятельное ведение судебных дел, и подчинялись одновременно и присяжным поверенным, при которых числились, и окружным судам, в которых работали.

Как правило, такие адвокаты вели простые уголовные дела «по назначению суда» или те, которые поручали им присяжные поверенные в отношении клиентов, не имевших возможности хорошо заплатить.

fanisovich

November 23rd, 2011, 02:52 pm Ленин о юристах

Сначала повеселило Затем, решил проверить правильность цитаты.

д. И приводить эти угрозы в исполнение. Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемя-кинские стороны суда.

Ибо ты, либералишко, до того этих убеждений не понимаешь, что даже хваля их не сумеешь обойтись без пошлостей. Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво, гибко и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены партии»http://leninism.su/works/tom-9/pismo-e-d-stasovoj-i-tovarishham-v-moskovskoj-tyurme.html Tags: закон, медведев, фото, юмор Путеводитель по некоторым записям дневника My-shop.ru пишет (вначале немного рекламы, прокручивайте колёсиком мыши) Классный интернет-магазин My-shop.ru Win $1000 on 2020 Gearbest DIY Video Contest #распродажа Горящие товары!!

#новинки Новые поступления Сумасшедшие предложения недели!! #sale Original… Calendar Oct 2017 S M T W T F S 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 Tags

  • Возрождение
  • Политика
  • Россия
  • безопасность
  • будущее
  • видео
  • власть
  • возрождение
  • война
  • вооружение
  • выборы
  • геноцид
  • геополитика
  • государство
  • деньги
  • дума
  • евреи
  • заговор
  • закон
  • здоровье
  • информация
  • история
  • катастрофа
  • коррупция
  • кризис
  • мировой заговор
  • народ
  • нато
  • национальный
  • общество
  • оружие
  • пожар
  • политика
  • православие
  • президент
  • прошлое
  • путин
  • развитие
  • разрушение
  • религия
  • россия
  • русские
  • скачать
  • смотреть
  • сша
  • финансы
  • фото
  • христианство
  • человек
  • экономика
  • .
Читайте также:  Можно ли поменять помаду в магазине если она испорчена

Sokolieds.ru

Иногда он даже готов сказать правду. Из прокурорского доклада: «Посажено народа на общую сумму 328 лет».

Я, кроме как прокурорить, ничего не умею.

Я в третьем поколении прокурор (Владимир Устинов, генеральный прокурор России).

Мытищинский районный суд запретил продажу акций Майкрософт на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Ввиду того, что обвиняемый брал взятки в условных единицах, суд постановляет — наказать условно.

Постановление Верховного Суда России:

«В связи с неплатежеспособностью Киев — мать городов русских — лишить родительских прав»

. Во Флориде состоялся суд и мошенника Шолома Вайса заочно приговорили к восьмистам сорока пяти годам лишения свободы. Было объявлено, что в случае явки с повинной срок будет сокращен вдвое.

Я надеялся, что это поможет. Но это не помогло (из реального выступления агента Интерпола).

Какое наше производство сравнится по прибыльности с судопроизводством? (Григорий Яблонский)

Уточнение к известному высказыванию В.И. Ленина об адвокатах

“Адвокатов надо брать в ежовые рукавицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентская сволочь часто паскудничает.

Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть самомалейшее неприличие , то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой зашиты и т.

д. И приводить эти угрозы в исполнение.

Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемякинские стороны суда.

Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай сверчок свой шесток. Будь только юристом, высмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться.

Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво, гибко и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им ”. Источник: В.И. Ленин. Письмо Е.Д.

Стасовой и товарищам в московской тюрьме. 19 января 1905 года. Полн.собр.соч., 5-ое издание, т.

9, с. 171. Это письмо примечательно следующим: Во-первых, Елена Дмитриевна Стасова — российская и советская революционерка, родилась в семье известного адвоката Дмитрия Стасова, участвовавшего в крупных судебных процессах того времени.

Во-вторых, дата письма (личное).И, наконец, в третьих.

Во многом подобное отношение к адвокатам осталась и век спустя.

Адвокат, как участник уголовного процесса поставлен в априори невыгодные условия по сравнению с обвинением – разный объем прав, давление, посредством обысков адвокатских и жилых помещений, нарушение адвокатской тайны, разного рода давления.

Вспомните, как например в 2007г.

Генеральная прокуратура РФ инициировала процесс лишения статуса адвоката Карины Москаленко (адвокат М.Б. Ходорковского), якобы за то, что она плохо осуществляет защиту его интересов (!), подобные попытки предпринимали и в отношении других адвокатов. Но к счастью, адвокатское сообщество здесь выстояло.

125 лет назад.

Адвокат Владимир Ульянов и матерное богохульство

М. Лебедева «В.И. Ульянов выступает в Самарском окружном суде в качестве адвоката по делу крестьянина В.И. Муленкова»125 лет тому назад, летом 1892 года, молодой юрист Владимир Ильич Ульянов получил право на самостоятельное ведение уголовных дел.

В постсоветский период в печати усиленно распространялось мнение, что все его дела были какими-то пустяковыми, и будущий Ленин все их проиграл.

Но это не совсем так или даже совсем не так. По крайней мере, некоторые из его дел имели, как сказали бы теперь, «большой общественный резонанс». Одним из наиболее известных было дело портного В.

Муленкова, обвинявшегося в богохульстве. Злополучный портной провинился в том, что при свидетелях в бакалейной лавке «ругал поматерно Бога, Богородицу, Святую Троицу».

Здесь надо пояснить, что такая матерщина в те времена была обыденным явлением, хотя и каралась, по закону, тюремным заключением. В особо тяжких

Разоблачаем ещё одну порцию фальшивок, приписываемых Ленину

Но если покинуть её и переместиться на территории лжи и интерпретаций, то возможным становится всё.

Одно из полей данных территорий – высказывания В.И.Ленина.

Следим внимательно за руками.Для успеха манипуляции можно:а) вырывать фразы из контекста;б) нарезать кусочки из фраз и, произвольно склеив их, получить любой по смыслу продукт-высказывание, приписав этот продукт самому Ленину.Некоторые из них мы с вами уже рассматривали, но тем интереснее получающийся своего образа «перекрёстный» допрос фальсификаторов. Данный «допрос» проведён Генрихом Александровым.О терроре Пожалуй, чаще всего антикоммунисты используют цитаты Ленина о терроре, либо просто берут какую-нибудь работу, и вырывают из неё куски таким образом, чтобы казалось что речь в ней идёт о терроре.Вот одна из таких «цитат»:«Война не на жизнь, а на смерть богатым и прихлебателям, буржуазным интеллигентам… с ними надо расправляться, при малейшем нарушении… В одном месте посадят в тюрьму… В другом — поставят их чистить сортиры.

Ленина юрист

Всем хочется знать о нем больше и лучше. Не случайно биографию В. И. Ленина глубоко изучают миллионы.

Тысячи ученых, писателей, деятелей искусств ищут и тщательно исследуют все новые и новые факты, характеризующие различные стороны его огромной теоретической и практической деятельности. Этим они помогают воссозданию образа живого Ленина — профессионального революционера, вождя трудящихся, выдающегося мыслителя, человека простого и скромного, как сама правда. Порой кажется, что о Ленине уже сказано все, что можно было сказать, как будто дополнить его биографию нечем.

На самом деле это не так. Что у например, знаем мы о Ленине — юристе, об адвокатской практике молодого Ульянова?

Очень мало. Не так уж много известно нам и о том, как под руководством и при непосредственном участии Владимира Ильича создавались основы советского права и совершенствовались отдельные его отрасли. Вот поэтому издание настоящей книги следует признать своевременным и полезным.

Высказывания ленина о юристах

Потом в своих анкетах Ленин всегда указывал, что работал помощником присяжного поверенного до декабря 1895 года.В записке говорится о трех группах, — может быть имеются в виду три следующие оттенка, которые я пытаюсь восстановить: Адвоката приглашать лишь на условии, чтобы он говорил исключительно о несостоятельности суда с точки зрения отвлеченного права.

В заключительной речи изложить profession de foi и требовать суда присяжных.У каждой из сторон существуют свои аргументы в споре, но мало кто задумывается о том, как, когда и почему тело вождя мирового пролетариата решили увековечить таким странным для России способом.

Между тем, это была настоящая детективная история, накалу страстей в которой могли бы позавидовать создатели голливудских блокбастеров.

Как известно, Ленин скончался 21 января 1924 года после продолжительной болезни.Сперва аз да буки, а потом науки. Звезды явятся — небо украсят, знания появятся — ум украсят.

Арбитражные юристы Новосибирска — компания Капитал Групп

На просторах Интернета можно найти стилизированную табличку с цитатой В.И.

Ленина (Ульянова) о юристах, с указанием на полное собрание сочинений В. Ленина, откуда взята ссылка. Решили её перепроверить. Данная цитата

«Юристов надо брать ежовыми рукавицами, ставить в осадное положение .»

вырвана (как обычно) из контекста и дана неверная ссылка на 49-й том полного собрания сочинений.

На самом деле В. Ленин, будучи юристом по образованию, в своем письме Е.Д.

Стасовой и товарищам в Московской тюрьме писал не о юристах (плохие они или хорошие), а писал о том: как нужно себя вести в суде, что сообщать о себе суду и каких нанимать адвокатов: «Брать адвокатов только умных, других не надо». из письма Е.Д. Стасовой и товарищам в Московской тюрьме (19 января 1905): Дорогие друзья! Получил Ваш запрос на счет тактики на суде .

В записке говориться о трех группах, — может быть имеются в виду три следуюшие оттенка, которые я пытаюсь восстановить: 1) Отрицать суд и прямо бойкотировать его.

2) Отрицать суд и не принимать участия в судебном следствии.

Адвоката приглашать лишь на условиях, чтобы он говорил исключительно о несостоятельности суда с точки зрения отвлеченного права.

В заключительной речи изложить profession de foi и требовать суда присяжных. 3) На счет заключительного слова тоже.

Судом пользоваться как агитационным средством и для этого принимать участие в судебном следствии при помощи адвоката. Показывать беззаконность суда и даже вызывать свидетелей (доказывать allibi etc.) Далее вопрос: говорить ли только о том, что по убеждениям социал-демократ, или признавать себя членом Российской социал-демократической рабочей партии?

Для почина такой беседы я изложу свои соображения. Многое зависит, по моему, от того, какой будет суд? Т.е. есть ли возможность воспользоваться им для агитации или никакой нет возможности?

Если первое, тогда тактика № 1 негодна; если второе, тогда она уместна, но и то лишь после открытого, определенного, энергичного протеста и заявления.

Если же есть возможность воспользоваться им для агитации, тогда желательна тактика № 3.

Речь с изложением profession de foi вообще очень желательна, очень полезна, по-моему, и в большинстве случаев имела бы шансы сыграть агитационную роль. Особенно в начале употребления правительством судов следовало бы социал-демократам выступить с речью о социал-демократической программе и тактике.

Говорят: неудобно признавать себя членом партии, особенно организации, лучше ограничиться заявлением, что я социал-демократ по убеждению. Мне кажется, организационные отношения надо прямо отвести в речи, т.е.

сказать, что-де по понятным причинам я о своих организационных отношениях говорить не буду, но я социал — демократ и я буду говорить о нашей партии.

Такая постановка имела бы две выгоды: прямо и точно оговорено, что об организационных отношениях говорить нельзя (т.е.

принадлежал ли к организации, к какой etc.) и в то же время говориться о партии нашей. Это необходимо, чтобы агитаци шла в пользу партии. Другими словами: формально — организационные отношения мои я оставлю без рассмотрения, умолчу о них, формально от имени какой бы то ни было организации говорить не буду, но, как социал — демократ, я вам буду говорить о нашей партии и прошу брать мои заявления как опыт изложения именно тех социал — демократических взглядов, которые проводились во всей нашей социал — демократической литературе, в таких — то наших брошюрах, листках, газетах.

Вопрос об адвокате. Адвокатов надо брать в ежовые руковицы и ставить в осадное положение, ибо эта интеллигентная сволочь часто паскудничает. Заранее им объявлять: если ты, сукин сын, позволишь себе хоть малейшее неприличие или политический оппортунизм (говорить о неразвитости, о неверности социализма, об увлечении, об отрицании социал-демократами насилия, о мирном характере их учения и движения и т.д. или хоть что-либо подобное), то я, подсудимый, тебя оборву тут же публично, назову подлецом, заявлю, что отказываюсь от такой защиты и т.д.

И приводить эти угрозы в исполнение.

Брать адвокатов только умных, других не надо. Заранее объявлять им: исключительно критиковать и «ловить» свидетелей и прокурора на вопросе проверки фактов и подстроенности обвинения, исключительно дискредитировать шемякинские стороны суда.

Даже умный либеральный адвокат архисклонен сказать или намекнуть на мирный характер социал-демократического движения, на признание его культурной роли даже людьми вроде Ад. Вагнеров etc. Все подобные ползновения надо пресечь в корне.

Юристы самые реакционные люди, как говорил, кажется, Бебель. Знай сверчок свой шесток. Будь только юристом, высмеивай свидетелей обвинения и прокурора, самое большее противопоставляй этакий суд и суд присяжных в свободной стране, но убеждений подсудимого не касайся, об оценке тобой его убеждений и его действий не смей и заикаться.

Ибо ты, либералишко, до того этих убеждений не понимаешь, что даже хваля их не сумеешь обойтись без пошлостей. Конечно, все это можно изложить адвокату не по-собакевичевски, а мягко, уступчиво и осмотрительно. Но все же лучше адвокатов бояться и не верить им, особенно если они скажут, что они социал-демократы и члены партии.

И. б. стерник,

И. Ульянова (Ленина) ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ Многогранной и необыкновенно яркой была жизнь Владимира Ильича Ленина. Она является примером самоотверженного служения народу, делу коммунистического преобразования общества.

Огромный и все растущий интерес к жизни и деятельности нашего вождя и учителя вполне понятен.

Всем хочется знать о нем больше и лучше. Не случайно биографию В. И. Ленина глубоко изучают миллионы. Тысячи ученых, писателей, деятелей искусств ищут и тщательно исследуют все новые и новые факты, характеризующие различные стороны его огромной теоретической и практической деятельности.

Этим они помогают воссозданию образа живого Ленина — профессионального революционера, вождя трудящихся, выдающегося мыслителя, человека простого и скромного, как сама правда.

oper_1974

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.

Первым подзащитным Ульянова был портной Муленков из села Шиланский Ключ, он обвинялся в “богохулении”. Дело было так: пьяный Муленков в бакалейной лавке “матерно обругал бога, пресвятую богородицу и пресвятую троицу”. Потом перешел на государя императора и августейшую фамилию. Смысл этой части его “хулы” в переводе с матерного был таков: “государь неправильно распоряжается…”
Лавочник Борисов написал донос на Муленкова, сын лавочника развил тему на допросе. Доносители и следствие старались упечь Муленкова подальше и подольше. Например, свидетельские показания об оскорблении императора появились позднее и, к счастью для портного, не вошли в обвинительное заключение.
Задним числом появилось и утверждение свидетеля, что богохульник “довольно твердо стоял на ногах” (в то время опьянение было смягчающим вину обстоятельством, а не отягчающим, как сейчас). Обвинение было сформулировано так: “произнесение в публичном месте слов, имеющих вид богохульства”. Если бы прокурор доказал, что это было преступление “с умыслом совершенное”, оно каралось бы каторгой сроком до 15 лет.
Итак, умышленно, или по пьянке с языка сорвалось? Этот вопрос был решающим. Дело сочли настолько важным, что слушалось оно при закрытых дверях без участия присяжных.
Разумеется, помощник присяжного поверенного Ульянов обратил внимание суда на ошибки следствия, несоответствия в показаниях свидетелей и сумел доказать, что Муленков был сильно пьян, следовательно, действовал неумышленно.
Затем он пытался объяснить душевное состояние портного в момент совершения преступления. А какое может быть душевное состояние у сельского портного почти без заработка и иных средств существования? Отсюда и пьянство, и неверие, и воровство.
По поводу оскорбления высоких особ защита была бессильна, поэтому Ульянов лишь напомнил суду о том, что закон обязывает судей не выходить за рамки первоначального обвинения. Оправдать Муленкова было невозможно, но весьма мягкий приговор – год тюрьмы – был большим успехом молодого адвоката.

Читайте также:  Что делать если подчиненный отказывается выполнять задание

Но на этом мытарства Муленкова, а с ним и Ульянова, не окончились. Через месяц с небольшим Муленков снова предстал перед судом – теперь по обвинению аж в четырех кражах: будто бы он украл 2 рубля 60 копеек все у того же лавочника Борисова; похитил пальто у крестьянина Желтухина; подозревался в краже нескольких рубах у Афимьи Прокаевой и покушался на имущество крестьянина Селичева.
Вообще говоря, в судебной практике того времени преступления против собственности карались очень строго и почти не оправдывались. В Самаре особенно, потому что присяжными выступали преимущественно купцы и зажиточные крестьяне – лица, так сказать, кровно заинтересованные в самом суровом наказании, “чтоб другим не повадно было”.
Помощнику присяжного поверенного Ульянову удалось оспорить почти все доказательства по делу. Однако присяжные сочли его виновным по одному эпизоду – в краже денег у лавочника Борисова.
У защитника оставалась еще одна возможность – обратиться к суду перед вынесением приговора. И он попросил назначить наказание по совокупности: за богохульство и кражу. Суд учел доводы защиты и приговорил Муленкова за кражу к 8 месяцам тюрьмы, но по совокупности ограничился уже назначенным годом заключения.
++++++++++++
Помощник присяжного поверенного Ульянов стал довольно известной личностью. Подсудимые сами избирали его для своей защиты. Клиентами Ульянова были почти исключительно люди неимущие, обвинявшиеся в мелких кражах. Именно эти преступления участились многократно, а виной тому был страшный голод, охвативший в 1891 году 17 губерний Поволжья и Черноземного центра. Самара – хлебная столица – стала вдруг столицей голода.
Неудивительно, что и количество краж достигло небывалого уровня. Обокрали, к слову, и купца Рытикова, у которого снимали квартиру Ульяновы. Две трети обвиняемых были крестьяне.
Почти все клиенты Ульянова совершали преступления от безысходности. Безработные “запасной канонир” Тишкин и плотник Зорин обвинялись в том, что угнали лошадь с упряжью, стоявшую у публичного дома, с целью продажи (извозчик Горшков, надо думать, зашел в сие заведение погреться).
На самом деле, было так: агенты полиции Комаровский и Маштаков заметили двух оборванцев, выяснили, что оба не имеют работы. Агенты позвали их в трактир и хорошенько угостили. Выдавая себя за скупщиков краденых лошадей, агенты предложили Тишкину и Зорину угнать для них лошадь и привести к ним в условленное место на берегу Волги. Тишкин и Зорин так и сделали, но в условленном месте их ждали не барыги, а полицейская засада.
Итак, подсудимые пойманы с поличным, оба во всем признались. Конокрадов на Руси всегда ненавидели, поэтому на снисхождение присяжных рассчитывать не приходилось. К тому же Тишкин был прежде судим. Что оставалось защите?
Ульянов сосредоточил внимание суда на подстрекательстве агентов, на том, что они спровоцировали подсудимых на преступление. Более того, полиция допустила совершение преступления, которое она могла предотвратить.
Защитник обрисовал бедственное положение, в котором оказались подсудимые – к голоду прибавился еще и холод, дело-то было в январе. Ульянов не сомневался, что вердикт присяжных будет “виновны”, поэтому просил всего-навсего прибавить к вердикту “заслуживают снисхождения”. Но присяжные не усмотрели смягчающих обстоятельств. И все же суд назначил наказание не “по полной”: Тишкин сел на 3,5 года, Зорин всего на 9 месяцев.
+++++++++++++++++++
Еще одно дело, уголовное по закону, но без уголовщины. Оно оказалось для Ульянова-адвоката одним из сложнейших. На железнодорожной станции Безенчук пришли в движение и покатились пустые вагоны, налетели на ручную вагонетку, в которой рабочий Наурсков с 9-летним племянником везли воду.
Рабочий получил легкие ранения, а мальчик погиб на месте. В преступной халатности, повлекшей увечья и смерть, обвинялись стрелочник Кузнецов и начальник станции Языков, оба признали свою вину, обоим грозила тюрьма.
Помощник присяжного поверенного Ульянов защищал Языкова. Следствие установило, что стрелочник не подложил под колеса порожних вагонов брусья, и когда поднялся сильный ветер, вагоны покатились. А начальник “не доглядел”.
Защитник досконально изучил положение на станции Безенчук, выяснились различные нарушения, за которые начальник станции не отвечал, но которые и создали аварийную ситуацию.
Оказалось, что мастер Волгунцев бросил вагоны без присмотра и ушел, не поставив никого в известность; что рабочие не имели права пользоваться вагонеткой, она должна была храниться под замком. Но главное, защитник добивался переквалификации обвинения Языкова на третью часть той же статьи: не “преступная халатность”, а “недостаточный надзор” за исполнением подчиненными своих обязанностей.
Прокурор отстаивал прежнюю формулировку для обоих подсудимых. В защитительной речи Ульянов, конечно, представил суду личность своего подзащитного. Отставной прапорщик А.Н.Языков участвовал “в походах и делах противу турок” на Балканах, был награжден Военным орденом “За оборону Шипкинского перевала” и серебряной медалью “В память войны 1877-78 гг.”; за 10 лет службы на железной дороге проявил себя как честный и добросовестный работник. Трагедию на вверенной ему станции воспринял как собственное горе и сразу взял вину и ответственность на себя.
Не умолчал защитник и о том, что начальство, не дожидаясь приговора, уволило Языкова и загнало его на глухой полустанок, где он ныне “исполняет должность конторщика” с мизерным окладом.
Суд согласился с доводами защиты, обвинение Языкову изменил, как настаивал адвокат, и назначил самое мягкое наказание: 100 рублей штрафа, а в случае невозможности уплаты “выдержать под арестом один месяц”. Примечательно, что пострадавшие – рабочий Наурсков и отец погибшего мальчика Коротин, ознакомившись со всеми обстоятельствами дела, отказались от своих прав на возмещения ущерба.
Все эти дела 22-летний помощник присяжного поверенного Ульянов вел бесплатно для клиентов, “по назначению суда”. Услуги адвоката в таких случаях оплачивались из казны.
+++++++++++++++++++++++++
Однажды помощник присяжного поверенного Ульянов фактически отказался защищать клиента во время процесса. Это было дело так называемого “частного обвинения”, сейчас подобные дела относятся к гражданскому законодательству.
Может, Ульянов и не взялся бы за него, но пришлось подменять коллегу К.Позерна, занятого в другом процессе. Защищать надо было мещанина Гусева, жена обвиняла его в систематических издевательствах и побоях.
Выяснилось, что несчастная женщина была выдана за Гусева матерью, которая сама пять лет сожительствовала с ним. Муж-садист постоянно избивал жену, притом, без причин и оснований.
Ульянов не стал просить суд о снисхождении к клиенту. Такое право у адвокатов было, и это не являлось нарушением профессиональной этики. В этом случае помощник присяжного поверенного Ульянов лишь наблюдал, чтобы в ходе процесса права клиента не нарушались, чтобы суд вершился по закону. Суд приговорил Гусева к одному году в исправительных арестантских отделениях.
++++++++++++++++++++++++
Другое семейное дело: крестьянин Евграф Лаптев обвинял сына, Филиппа Лаптева в “нанесении отцу оскорблений и побоев”. Кто из них был извергом, еще вопрос. Филипп утверждал, что отец издевался и бил не только его, но и его жену. Когда сын собрался ехать с жалобой к земскому начальнику, отец опять избил его.
Подсудимый просил вызвать соседей-свидетелей, но суд эту просьбу отклонил – это могло привести к оправданию Филиппа, а суд был настроен отстоять библейскую заповедь “чти отца своего”. Помощник присяжного поверенного Ульянов, защищавший Лаптева-сына, настаивал на вызове свидетелей “в интересах правосудия”, а слушание дела просил перенести.
Суд вынужден был уступить защите. Евграфа Лаптева такой поворот дела озадачил. Прежде он отвергал всякую возможность примирения, но теперь вдруг захотел мириться. В результате внесудебных переговоров при посредничестве адвоката отец написал заявление: “желая теперь окончательно простить все поступки моему сыну, я, заявляя о сем, имею честь покорнейше просить дело это производством прекратить”.
Сын тоже заявил: “даю подписку в том, что обязуюсь почитать и уважать своего отца Евграфа Федорова Лаптева”. Нет сомнений, что оба документа продиктовал юрист.
++++++++++++++++++++++++
Действительно сложными в юридическом отношении были гражданские дела, в которых участвовал адвокат Ульянов. Особенно запутанным – дело о наследстве, оно осложнялось еще и борьбой с адвокатом противной стороны, опытным сутягой.
Второе дело являлось спором, как теперь сказали бы, хозяйствующих субъектов. Оба дела Ульянов решил в пользу своих клиентов. И хотя в его практике преобладали уголовные дела, патрон Хардин не раз утверждал: из помощника выйдет со временем “выдающийся цивилист” (специалист по гражданскому праву).
Гражданские дела, имущественные споры открывали адвокату путь к благосостоянию. Репутация Ульянова как юриста была уже высока, но он умел и отказываться от ведения дел.
Так, купец первой гильдии Ф.Ф.Красиков был привлечен к суду по жалобе крестьян, которых он буквально обобрал. Красиков хотел, чтобы его защищал помощник присяжного поверенного Ульянов. Тот ознакомился с делом и отказался.
Красиков даже явился к нему на квартиру уговаривать, но юрист повторил свой отказ. В адвокатском сообществе обсуждался этот поступок, лишь немногие одобряли его, большинство осудили за “непрактичность”. Кстати, Ульянов впоследствии очень критично и даже резко отзывался о таких именно адвокатах, у которых “убеждения лишь на кончике языка”.
++++++++++++++++++++++++
Один раз Ульянов столкнулся с возмутительным самоуправством и сам выступил в роли обвинителя. Он с Марком Елизаровым ехал к родственникам шурина. В Сызрани надо было переправиться на левый берег Волги.
Там держал перевоз известный купец Арефьев, владевший пароходиком и баржой. Если кто-то пытался переправить пассажиров на лодках, Арефьев посылал свое судно на перехват, лодку брали “в багры”, пассажиров поднимали на борт и возвращали назад. Ульянову не хотелось ждать парохода, и он уговорил какого-то лодочника переправить их через Волгу. Арефьев заметил и послал свой пароходик на абордаж.
Сколько ни доказывал Ульянов матросам, что они действуют незаконно, те отвечали: “Хозяин приказал”. Ульянов записал имена участников захвата, свидетелей и, вернувшись в Самару, подал жалобу в суд.
Окружной суд направил дело “по месту происшествия”, оно рассматривалось у земского начальника под Сызранью, в ста верстах от Самары. Купец Арефьев только посмеивался, считая, что у него здесь “все схвачено”. И действительно, слушания дела несколько раз отменяли, адвокат Арефьева успешно волынил дело.
Наконец, и Мария Александровна сказала: “Только мучить себя будешь. Кроме того, имей в виду, они там злы на тебя”. Но Ульянов поехал, потому что обещал лодочникам засадить самодура. И засадил-таки: Арефьева на месяц под арест, а штурмана – на неделю. Этот случай стал широко известен, о нем писали самарские газеты. А уж в Сызрани на пристани только об этом толковали: мол, поделом купчине.
++++++++++++++++++++++++
Известно, что помощник присяжного поверенного Ульянов добился оправдания для пятерых своих подзащитных; одно дело прекращено в силу примирения сторон (благодаря опять-таки адвокату); добился смягчения наказания для восьми обвиняемых; сокращения объема первоначальных обвинений – для пятерых; добился изменения квалификации обвинения на более мягкую статью – для четверых. Оба гражданских дела он решил в пользу своих клиентов. Словом, он не имел поражений и всякий раз что-нибудь да выигрывал.
_________________________________
Для сравнения:

Отказавшись от перспективы сделать научную карьеру, Александр Керенский начал работать помощником присяжного поверенного при Санкт-Петербургской судебной палате и был принят в Коллегию адвокатов Петербурга. Став свидетелем кровавых событий 9 января 1905 года, он вошел в состав комитета по оказанию помощи жертвам трагедии, которая была создана Коллегией адвокатов.
В октябре 1906 года Александр Федорович участвовал в судебном процессе в Ревеле – защищал крестьян, разграбивших поместье местного барона. Это дело получило широкую огласку. После успешно завершившегося процесса Керенский вступил в Петербургское объединение политических адвокатов.
Керенский-адвокат проявил себя интересом к делам, содержащим политическую подоплеку. В 1910 году он стал основным защитником на процессе туркестанской организации социалистов-революционеров, обвинявшихся в антиправительственных вооруженных акциях. Процесс для эсеров прошел благополучно, адвокату удалось не допустить вынесения смертных приговоров.
В начале 1912 года Керенский участвовал в судебном процессе над членами армянской партии Дашнакцутюн.
Вместе с другими столичными адвокатами А. Ф. Керенский протестовал против антисемитского дела Бейлиса, в связи с чем был приговорен к восьмимесячному тюремному заключению.
Широкая известен пришла к нему в 1912 году связи с Ленским расстрелом. Он возглавлял работу специальной комиссии Третьей государственной думы, созданной по этому поводу. Комиссия пришла к выводу, что основными причинами забастовок рабочих Ленских золотых приисков стали их бесправие и нищета, произвол администрации. На основании этих выводов правительство ликвидировало монопольное положение компании Лензолото, администрация приисков была реорганизована, повышена зарплата рабочих, приняты меры к улучшению их быта.
Известность Александра Керенского, поддержка, которой он пользовался в среде либеральной интеллигенции, позволила ему в 1912 году с успехом баллотироваться в депутаты Четвертой государственной думы по списку Трудовой группы от города Вольска Саратовской губернии.
В том же, 1912 году, он был принят в масонскую ложу “Великий Восток народов России”. С 1916 по февраль 1917 года Керенский был секретарем этой ложи, входил в думскую масонскую ложу, был членом Верховного совета масонов России.

Ссылка на основную публикацию